Освенцим: проклят, но не забыт. Часть I

Освенцим. Этот топоним неразрывно связан с концентрационным лагерем, который давно стал символом нацизма, олицетворяющим безумие, зверства, издевательства и надругательства над самой человеческой сущностью. За четыре года его существования с особой жестокостью и цинизмом было умерщвлено свыше 1.5 миллиона человек всех возрастов, вероисповеданий и национальностей. Вдумайтесь в эту страшную цифру: нацисты убивали в день более одной тысячи (!) узников. В реальности, число могло быть втрое или вчетверо больше. Это место проклято на века, но забыть о его существовании нельзя ни при каких обстоятельствах.

Освенцимский музей в Польше. Фото: ТАСС

Мы не будем говорить о жутких опытах, которые здесь ставили над детьми и женщинами, поскольку страшно даже читать подробности, сохранившиеся в архивных документах.

Один из «врачей» Освенцима — К. Клауберг

Освобождение

История освобождения самого бесчеловечного гитлеровского концлагеря полна загадок и тайн. Никто из солдат, офицеров и даже генералов, совершавших под шквальным огнём врага бросок с Сандомирского плацдарма к Висле в январе 1945-го, до самого последнего момента не знал, какое жуткое место находится на их пути. В ноябре 1944-го командующего Первым Украинским фронтом маршала И.Конева вызвали в Москву для ознакомления с планом Висло-Одерской операции. Сталин показал пальцем на карту, обвел Силезский промышленный район и произнес одно слово «золото». Оно означало важнейшее из направлений, по которому нужно было продвинуться в кратчайшие сроки. Успешное выполнение приказа сулило высшую награду Родины. Об Освенциме в этом разговоре не упоминалось.

За 12 суток наши войска прошли 170 километров. В ожесточенных боях один за другим они преодолели четыре оборонительных рубежа противника, форсировали три водных преграды, успешно отразили два контрудара и ежедневные контратаки гитлеровцев. Сопротивление Вермахта не ослабевало, поэтому командующий решил  изменить первоначальный план наступления и бросил 60-ю гвардейскую танковую армию в тыл немецких войск.

Обеспокоенный возможностью окружения, противник начал спешную передислокацию сил с левого фланга обороны в центр. Чтобы сделать невозможным усиление группировки на главном направлении удара, перед командованием 100-ой стрелковой дивизии была поставлена задача быстро овладеть тактически важным железнодорожным узлом — городом Освенцим.

25 января от местных жителей и штурмовых отрядов стали поступать первые сведения о том, что впереди находится концлагерь, в котором творятся ужасные, немыслимые злодеяния. Многие тысячи заключенных еще живы и их можно спасти. С этого момента основной задачей пехоты становится освобождение узников. Командиры передовых частей получили приказ: отступающие немецкие войска к территории лагеря не подпускать. Танки и тяжелую артиллерию не использовать, чтобы люди не пострадали.

Освенцимский музей в Польше. Фото: ТАСС

К трем часам дня 27 января сопротивление эсесовцев на территории лагеря было полностью подавлено. Солдаты взяли ее под контроль и приступили к обследованию. Навстречу им вышли небольшие группы измождённых людей в полосатых одеждах.

Перед оставлением концентрационных лагерей гитлеровцы, как правило, тщательно заметали следы преступлений, сжигая документы и уничтожая всех свидетелей. Здесь из-за стремительного наступления советских войск им пришлось торопиться и только поэтому за колючей проволокой осталось несколько тысяч очевидцев доселе невиданных чудовищных зверств из десятков государств.

Все полевые кухни, весь личный состав медицинских подразделений, все свободные транспортные средства от гужевых повозок до артиллерийских тягачей, а также личный состав, оказавшихся рядом частей, стали единой бригадой спасения. Они кормили, отогревали и спасали жизни людям, которые походили на скелеты, обтянутые кожей. Уникальные кадры снятые кинооператорами Первого Украинского фронта сразу после освобождения Освенцима вскоре облетят весь мир и станут неопровержимыми доказательствами на Нюрнбергском процессе.

Из воспоминаний А.Шапиро, командира штурмового отряда, первым открывшим ворота Освенцима:

«…к нам подходили люди, которые не могли ни повернуть головы, ни говорить. Это были ходячие скелеты, но они подходили. Кто-то рукою боязливо дотрагивался до нас. Мы говорили: «Красная армия вошла. Красная армия». Они, вроде, как и верили и не верили.

Первый барак, попавшийся на нашем пути, был для женщин. Многие из нас уже знали немецкий язык. Мы открыли ворота и увидели кровь, испражнения, трупы. Изнутри шел невероятно смрадный запах. Там нельзя было находиться дольше пяти минут. Мы пошли  к другому бараку. Он был уже мужским. Там та же картина, что и в первом: трупы, зловоние и никого из живых. Правда, кто-то истошно кричал по-немецки «Я не еврей». Солдаты ко мне обращались, товарищ майор, мы больше не можем смотреть на то, что сделали фашисты с людьми…».

Внутренне обустройство барака. Фото:zabytek.pl

Практически сразу открылись адские тайны: склады, доверху забитые детскими вещами, обувью, зубными щетками, очками и другими вещами. За каждым предметом стояла уничтоженная человеческая жизнь. Вся территория лагеря, составлявшая более 40-ка гектаров, была покрыта трупами людей, которых нацисты убили в последние дни перед отступлением, но в спешке не успели сжечь. Увиденная картина потрясла даже бывалых солдат, прошедших через многие ужасы войны.

Из донесения начальника политотдела 60-й армии 28 января 1945-го: «… специальной комиссией установлены ужасные злодеяния детских извергов в лагере Освенцим, которые превосходят все известные нам зверства. Картина страшная…».

По своей трагичности одной из самых кошмарных находок были аккуратно упакованные в мешки тонны волос, срезанных у женщин перед отправкой в газовые камеры. Аккуратно пронумерованные они ждали своей очереди, чтобы быть отправленными в Германию….

Фото:noticiasdodia.net

Перед уходом немцы попытались замести следы своих преступлений: убили большинство свидетелей, сожгли часть документов и архивов, взорвали крематории. Но тот факт, что они целых четыре года в самом центре Европы планомерно уничтожали сотни тысяч людей, скрыть оказалось невозможно.

Кто на самом деле освобождал Освенцим

Спустя 75 лет после освобождения, мир неожиданно узнал, что жизни последним 2611 узникам одного из самых крупных нацистских лагерей смерти спасли исключительно украинцы. Не части Красной Армии, состоящие из представителей самых разных наций и народностей, а конкретно бойцы одной единственной национальности. «Железобетонные» аргументы таковы: фронт – Украинский, 100-я стрелковая дивизия – Львовская. Командир штурмового отряда – украинец и командир первого танка, ворвавшегося в лагерь – украинец. И, главное, что всё правильно, не придраться. Но есть маленькие нюансы, о которых обычно умалчивают.

«Фронт», как сложноподчиненное объединение войсковых частей, создается для решения некой одной стратегической задачи. Собственно по этой причине, Первый Украинский, образованный в октябре 1943-го, до этого был Воронежским, а еще ранее Брянским фронтом. С каждой новой задачей, которую предстояло решить, менялось и название. В разное время в его составе находилось десять общевойсковых, пять танковых, одна воздушная армия, а также армия Войска Польского. Вряд ли, они состояли только из бойцов одной национальности.

100-я стрелковая дивизия была сформирована в марте 1942-го на базе призывных пунктов Архангельской и Вологодской областей, а также военнообязанных Коми АССР. Почетное наименование «Львовская» она получила за участие в освобождении Львова. Память о первом призыве в Архангельске увековечили в названии улицы, которая так и называется «Улица 100-й дивизии».

Тихое еврейское местечко

Освенцим, ставший для всего мира символом зла, до войны был маленьким милым еврейским местечком, примостившимся неподалеку от Кракова, с населением менее 12 тысяч человек. Порядка 70% из них, были евреями. Средневековый городок с уютным провинциальным бытом мало чем отличался от сотен других польских населенных пунктов. На центральной площади католический костел соседствовал с синагогой, а знаменитую кошерную водку с удовольствием пили все, независимо от вероисповедания. За партами польских гимназий рядом сидели польские и еврейские дети.

Аушвиц-Биркенау. Газовая камера Фото:lifeglobe.net

Никому из этих людей не приходило в голову, что когда-нибудь может наступить время и их милый Освенцим станут называть жестким немецким словом «Аушвиц». Они не могли представить, что очень скоро за городской окраиной появятся ряды колючей проволоки, за которой им суждено в страшных нечеловеческих мучениях провести последние часы своей жизни. Несбыточное стало реальностью 1 сентября 1939-го. В этот день на их землю вступил сапог солдата Вермахта.

Продолжение

Читайте нас в:

Обсудить