Каким был ядерный потенциал Беларуси и история «ядерного разоружения»

Ядерного вооружения, размещенного на территории советской Беларуси, хватило бы для полного уничтожения Европы и даже части Америки. Сегодня многие считают, что добровольное разоружение, уничтожение инфраструктуры и вывод триады носителей было непростительной ошибкой правительства. Они просто не знают, что наша земля была всего-навсего удобным, но весьма дорогостоящим хранилищем, а пресловутая «красная кнопка» находилась за многие сотни километров от границы.

Заброшенная ракетная шахта Фото:content.onliner.by

Без белорусов не начинали 

Первую советскую плутониевую бомбу РДС-1 подорвали 29 августа 1949-го на Семипалатинском полигоне, что в Казахстане. В ее создании непосредственное участие принимали и выходцы из Беларуси. В полесских Телеханах сохранились корни разведчика Георгия Коваля, которому удалось похитить чертежи с закрытых американских военных объектов в Ок-Ридже и Дейтоне. В Минске родился физик Яков Зельдович, создававший термоядерные заряды, и разработчик ядерных боеприпасов для первых крылатых ракет Аркадий Бриш.

Коваль Г.А. Фото:upload.wikimedia.org

По злой иронии, одну из бомб испытали на белорусах. Дело было в сентябре 1954-го на Тоцком полигоне, что в Оренбургской области. Отрабатывали наступление войск в условиях применения ядерного заряда мощностью в 40 килотонн (вдвое больше, чем в Хиросиме). На «выжженную землю» погнали весь личный состав 128-й корпуса Брестского гарнизона, с библиотекарями включительно.

Первые в очереди на уничтожение

В 1950-х при аэродромах дальней авиации начали строить склады для ядерных боеприпасов под оперативным прикрытием «Ремонтно-технических баз». Заряды доставляли из центральных хранилищ, одно из которых «Гомель-30» находилось неподалеку от Речицы.

Беларусь являлась западным плацдармом СССР, и воспротивиться размещению ядерного оружия не могла. Уже в 1951-м Совмин СССР постановил соорудить РТБ при аэродромах «Болбасово» под Оршей и «Мачулищи» под Минском. В Мачулищах формировали соединение дальней авиации, а в Болбасово располагался тяжелый бомбардировочный авиаполк.

События на Тоцком полигоне. Коллаж. Фото:e-news.pro

В 1960-м в БССР разместили четыре стратегических ракетных дивизии, входивших в 50-ю смоленскую ракетную армию. Первыми на боевое дежурство заступили Пинский и Слонимский ракетные полки. «Изделия» имели колесное и шахтное базирование. Подземные пусковые комплексы соорудили в Поставском и  Сморгонском районах.

После размещения бомбардировщиков белорусские города попали в список приоритетных целей для нанесения ударов вероятным противником. Аэродромы в Быхове, Орше, Барановичах, Бобруйске, Мачулищах и Зябровке входили в двадцатку стратегических объектов СССР и стран Варшавского договора, которые должны были быть уничтожены в первую очередь.

Чернобыльское разоружение

Почти сразу после боевого применения атомной бомбы в мире начали говорить о необходимости разоружения и прекращении испытаний. Первым решительным шагом стал Договор о нераспространении атомных вооружений 1968 года, но самый мощный толчок дала авария на Чернобыльской АЭС. Негативное отношение к «мирному атому» и всем сопутствующим технологиям сформировалось быстро, основательно и надолго.  Первый этап уничтожения ядерного оружия ознаменовал договор 1987 года между СССР и США о ликвидации ракет меньшей и средней дальности (500…1.000км и 1.000…5.500км). Последнюю белорусскую ракету Р-12 разрезали на части 23 мая 1990-го. Сегодня ее корпус можно увидеть на «Линии Сталина» и в Пружанах. 27 октября 1989-го в Станьково в груду металлолома превратили «крайнюю» пусковую установку ОТР-23.

Фото:farwater.net

На момент распада Советского Союза по запасам ядерного оружия Беларусь считалась восьмой страной мира.

На нашей территории находилось около 1.120 тактических боезарядов: 125 — в войсках противовоздушной обороны (для уничтожения целей направленным взрывом); 270 — в Сухопутных войсках; 575 — в дальней авиации и 150 — в авиации ВМФ.

Ракеты — наши, кнопка – ваша

В Декларацию о независимости от 27 июля 1990-го целенаправленно включили пункт о том, что Беларусь ставит приоритетной целью сделать свою территорию безъядерной зоной. Актуальность вопроса резко возросла после распада СССР и обретения реальной независимости, как свершившегося факта.

Американцы справедливо опасались, что на постсоветской ядерной кнопке окажется слишком много пальцев. Они тесно увязали признание суверенного статуса нашей страны с полной ликвидацией ядерных вооружений и их носителей. К их ультиматуму присоединились и европейские союзники по блоку НАТО.

Фото:u-f.ru

Смысла в обладании тактическим ядерным оружием (дальность до 300км) тогдашние белорусские генералы не видели. В рамках задекларированной оборонительной доктрины с большой вероятностью его пришлось бы применять по целям на собственной территории.

Стратегические ракеты также создавали больше опасностей, нежели возможностей. Теоретически, они должны базироваться в глубине обороны, чтобы избежать уничтожения на первом этапе вероятной войны. Москва имела техническую возможность не только осуществлять пуски без ведома Минска, но и самостоятельно менять координаты целей, заложенных в боеголовки. Правда, для этого боевые части должны были находиться на носителях, что сделать без белорусов было невозможно. Получался замкнутый круг, делавший смертоносное оружие бесполезным для обеих заинтересованных сторон.

В декабре 1991-го Беларусь, Казахстан и Украина предварительно согласились вывести тактическое ядерное оружие в Россию для разукомплектования под совместным контролем. Взамен они получили очень солидные денежные компенсации.

Подождать предлагали

В течение 1992-го страны СНГ разбирались с правами на ядерное наследство. Было мнение сделать его  неделимым и оставить под совместным контролем. Впоследствии Беларусь делегировала командование Стратегическими силами, временно остающимися на ее территории, России, которая обязалась не применять его, без согласия союзника.

Вопросы присоединения Минска к «клубу ядерных держав» и определение статуса вооружений рассматривались 4 февраля 1993 года на закрытой сессии Верховного Совета. Министр иностранных дел Петр Кравченко призвал ратифицировать договоры, гарантировавшие стране безъядерный статус под эгидой ООН и «определенную финансовую компенсацию со стороны России». Часть депутатов предлагали отложить ратификацию, которая, по их мнению, не отвечала национальным интересам.

Из протокола того заседания следует, что правительство не настаивало на гарантиях безопасности со стороны США, России и других государств «ядерного клуба». Они больше волновали Украину, делегация которой специально ездила в Вашингтон и получила соответствующее обещание от американцев.

Петр Кравченко считал действия украинских коллег «политической игрой и посмешищем», поскольку гарантии безъядерным государствам дает только базовый Договор 1968 года. Так называемый, «Будапештский меморандум» родился благодаря усилиям украинской дипломатии. Белорусы в нем участие не принимали.

Верховный Совет ратифицировал Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений. 9 февраля 1993-года состоялся телефонный разговор С.Шушкевича и Б.Клинтона. Американский президент заверил своего белорусского коллегу, что США предоставят гарантии безопасности нашей стране, а также обеспечат дополнительную поддержку с началом практического выполнения принятых обязательств.

Американские дотации

На уничтожение ядерной инфраструктуры в рамках программы сенаторов Сэмюэла Нана и Ричарда Лугара американцы выделили Беларуси немалые деньги.  В 1992-1994 годах было заключено восемь соглашений на общую сумму в 120 млн. долларов, в 1995-м — еще одно на 16 млн. Как утверждается, средства использовались на закупку технологического оборудования, разрушение шахт и пусковых установок баллистических ракет.

Б.Клинтон, С.Шушкевич, В.Кебич Фото:s16.stc.all.kpcdn.net

Часть из них истратили на приобретение 170 квартир в Гродно для бывших ракетчиков, поскольку партнеров из НАТО пугала бытовая неустроенность людей такой квалификации. В марте 1997-го «заокеанский ручеек» иссяк под предлогом  неудовлетворительного состояния дел с правами человека.

Первый начал – последний закончил

Последний эшелон с тактическим ядерным оружием покинул Беларусь 27 апреля 1992-го. А вот вывод стратегических вооружений растянулся. Первый полк «Тополей» (9 установок) ушел летом 1993-го, а к концу к концу года вывели всего три соединения.

В 1994-м власть в стране поменялась, и процесс по инициативе белорусской стороны приостановили. Новый президент добивался пересмотра договоренностей, справедливо считая, что интересы республики были нарушены. В конечном итоге Кремль пошел на определенные уступки.

Последняя ядерная боеголовка покинула территорию Беларуси 23 ноября 1996-го, за день до референдума об изменении Конституции. 27 ноября состоялся символический вывод последней ракеты СС-25, а последнее подразделение обеспечения ракетных войск стратегического назначения вышло 30 июня 1997-го.

Задержки привели к тому, что Беларусь, первой заявившей о начале выводе ядерных вооружений, фактически оказалась последней. В апреле 1995-го все мероприятия завершил Казахстан, а в июне 1996-го — Украина.

Стоило ли выводить?

В Беларуси до сих пор звучат популистские высказывания о необходимости сохранения ядерных боеприпасов и средств доставки в недалеком прошлом. Это, мол, усилило бы обороноспособность страны и добавило веса на мировой политической арене. Никто при этом не говорит, что собственного производства и инфраструктуры для обслуживания ядерных зарядов у молодого государства  не было. Закупать их в России не позволяли ограничения, заложенные в Договоре 1968 года. Кроме этого, полностью отсутствовала система управления ядерными силами. Да и вообще, речь шла о невероятно дорогом удовольствии, которое для бедной страны в условиях масштабного кризиса и стагнации экономики было непосильной ношей.

Заброшенный центр управления ракетами Фото:velvet.by

Теоретически, оставить российские стратегические бомбардировщики, катера Днепровской флотилии, шахты и мобильные пусковые установки на белорусской земле никто особо не запрещал. С одной стороны это создавало ряд дополнительных угроз, делало суверенную державу пешкой в ​​чужих геополитических играх, но с другой стороны обеспечивало гарантированное наполнение бюджета и реальную безопасность. Нападение на российские военные базы означало фактическое объявление войны могучему союзнику.

Не следует забывать и о том, что в 1990-х не только экономика России находилась в крайне плачевном состоянии. Вооруженные силы подверглись самому масштабному сокращению, которого не было со времен Великой Отечественной войны. В такой ситуации Москва просто бы избавилась от лишней обузы на территории Беларуси, бросив ее на произвол судьбы. А так наша страна получила деньги и из Москвы, и из Вашингтона. Заработала и ничего не потеряла.

Подписывайтесь на нас в "Яндекс Новости" и "Яндекс Дзен"