История поисков Янтарной комнаты окончена? Часть 1

В руках узкого круга исследователей оказались архивы известного ленинградского музейщика, первого хранителя Янтарной комнаты Анатолия Кучумова, которые он завещал обнародовать спустя четверть века после своей кончины, случившейся в 1993 году. Сенсационные материалы содержат, в том числе, протоколы допросов некого Пауля Фейерабенда. Он сообщает, что 9 апреля 1945-го собственноручно передал ящики с сокровищами Екатерининского дворца какому-то советскому полковнику, солдаты которого вошли в королевский замок Кенигсберга.

Янтарная комната в наши дни Фото:dostop.ru

Если бесценное произведение искусства оказалось в наших руках в 1945-м, то почему его продолжали искать на протяжении многих десятилетий, а отдельных энтузиастов надежда не покидает даже сегодня? Где находится подлинник XVIII века? В современной экспозиции дворца находится точная копия, работы по созданию которой велись в период 1987-2003 годов. Из этой статьи вы узнаете ответы на все вопросы.

Почему не эвакуировали в 1941-м

Выступая на конференции работников промышленности в феврале 1931-го, И.Сталин произнес историческую фразу: «Мы отстаем в развития от передовых держав мира на 100 лет. Или мы сможем преодолеть это расстояние за две последующих пятилетки, либо нас сомнут. Третьего не дано».

Янтарная комната до 1917-го Фото:avatars.mds.yandex.net

Индустриализация страны требовала огромных денег, поэтому 6-му Управлению НКВД поручили провести масштабную инвентаризацию художественных ценностей, в том числе, и бывших царских дворцов Ленинградской области. В ведении этого подразделения находилась вся золотодобыча страны, Гохран, Алмазный фонд, поэтому ничего необычного в распоряжении не было. Его оперативно исполнили и насчитали свыше 100 тысяч предметов искусства, продажа которых на Западе могла принести валюту, крайне необходимую стране.

В 1936 году, когда дыхание приближающейся войны стало ощущаться более отчетливо, были составлены, так называемые, «эвакуационные списки» из самых ценных экспонатов, в которые попало около 4.000 произведений искусства. Янтарной комнаты среди них не было.

Из материалов А. Кучумова следует, что в окружении И.Сталина возникла идея сделать дорогой подарок А.Гитлеру в целях создания благоприятной почвы для последующего подписания мирного договора. Зная о его увлечении оккультизмом и символизмом, откуда-то появилось предложение подарить Янтарную комнату, которая, якобы не представляла особой культурной и исторической ценности для СССР.

Когда Сталин решил всё же делать копию, эвакуационные списки были уже составлены. Поскольку они были частью комплексной общегосударственной программы (тара, вагоны, эшелоны, пути следования, места хранения), то никто ничего корректировать не стал. Специалисты в присутствии Кучумова провели подробную фотосъемку комнаты, зафиксировав на пленку даже мельчайшие детали экспозиции, и приступили к исполнению «приказа партии».

Янтарная комната в 1940-м Фото:mtdata.ru

Надо заметить, что благодаря этим материалам современным мастерам удалось в точности повторить работу предшественников из XVIII века. Когда в 1997-м удивительным образом нашлась одна из четырех уцелевших флорентийских мозаик «Осязание и обоняние», то эксперты различий не нашли.

После начала войны началась эвакуация ценностей, согласно ранее составленным планам. Любые отступления от них сурово карались. Директора Павловского дворца чуть не расстреляли только за то, что он закопал античные статуи в землю. Поскольку вывозить Янтарную комнату не планировалось, смотрители для ее спасения сделали всё, что было в их силах. Мелкие предметы упаковали в ящики, а стеновые панели закрыли плотными тканями и фанерой.

Янтарная комната. Сентябрь 1941г Фото:densegodnya.ru

В этот период А.Кучумов курировал отправку вагонов с ценностями со всех пригородов Ленинграда, поэтому добиться вывоза Янтарной комнаты из Екатерининского дворца удалось в самую последнюю очередь. 18 сентября в Царское село отправили три полуторки и десяток солдат. Времени на демонтаж стеновых панелей не было, поэтому они загрузили только собранные ящики. При движении в обратном направлении колонна столкнулась с передовыми частями Вермахта. Ничего спасти не удалось – всё досталось гитлеровцам.

Экспозиция в Кенигсберге

Из журнала боевых действий 18-й армии Вермахта следует, что 9 сентября 1941-го командиру группы охраны предметов искусства полковнику фон Солмс-Лаубаху гауляйтером Восточной Пруссии Э.Кохом приказано взять под охрану Екатерининский дворец Царского села, который лишь частично подвергся разрушениям, вследствие бомбардировки.

фон Солмс-Лаубах Фото:ic.pics.livejournal.com

Как выяснилось впоследствии, полковник был доктором искусствоведения, а его основным занятием на фронте являлась оценка и сортировка сокровищ, захваченных на оккупированных территориях. Именно он организовал демонтаж Янтарной комнаты и вывоз ее в Ригу, где планировалось хранение до завершения строительства музея фюрера в Линце.

Здесь следует зафиксировать один важный момент – гитлеровцы вывезли не только янтарные изделия XVIII века, но и копии, сделанные советскими мастерами, точное количество которых неизвестно.

В самом начале 1942-го на авансцене появляется еще один немецкий искусствовед Альфред Роде – крупнейший мировой эксперт в области янтаря. Еще в 1932-м он предлагал откликнуться на предложение СССР и купить Янтарную комнату, поскольку считал ее шедевром, не имеющим аналогов на планете. Очевидно, стороны не договорились о цене.

В 1941-м он воспользовался законом о возвращении на историческую родину немецких произведений искусства, ранее вывезенных из страны по тем либо иным причинам. Так, например, в Нюрнберг возвратился главный фонтан Петродворца «Самсон, раздирающий пасть льва». Его поставили на прежнее место только после войны.

В нашем случае Роде обратился через Эрика Коха напрямую к Гитлеру, который в просьбе не отказал. Янтарный кабинет, как известно, был изготовлен по случаю коронации первого прусского монарха Фридриха в 17I1 году, а его сын Вильгельм I шесть лет спустя подарил его Петру I.

Фото:cs6.livemaster.ru

Обратите внимание на еще один ключевой момент: в Екатерининском дворце площадь Янтарной комнаты составляла 55кв.м., а в Кенигсбергском замке таких просторных помещений не было. Для её размещения смогли найти чуть более 30 квадратов. Следовательно, довольно большая часть предметов (чуть ли не половина) оказалась невостребованной и осталась лежать в ящиках. Альфред Роде искренне гордился тем, что уподобился великому Растрелли, который собирал «петровский зал», создав свой собственный янтарный кабинет.

Таким образом, из одной Янтарной комнаты мы фактически получаем сразу три, которые для удобства назовем «екатерининской» (полный комплект), «роденовской» (частичный комплект) и «петровской» (невостребованной). Не забываем, что в столицу Восточной Пруссии привезли и советские копии, также лежащие в ящиках.

Спустя некоторое время желание заполучить янтарный кабинет возникает у гауляйтера Э.Коха. Он заказывает копии у местных мастеров. До прихода Красной Армии в апреле 1945-го они успевают сделать некий объем, размер и содержание которого неизвестно. В результате в королевском замке Кенигсберга оказывается сразу четыре разных комплекта произведений искусства из янтаря.

Когда исход войны становится очевидным, а налеты союзной авиации всё более массированными и беспощадными, А.Роде демонтирует свой янтарный кабинет. Ящики складирует в Орденском зале и в прямом смысле слова «сидит на них» под бомбежками. Впоследствии он говорил, что был готов погибнуть вместе со своим сокровищем, если этому было суждено случиться.

Между тем, о Янтарной комнате вспоминают и в Берлине. Приходит приказ о начале эвакуации. Роде идет на хитрость и последовательно отправляет в Рейх все ящики, кроме тех, в которых спрятано его собственное детище. Вес «екатерининской» комнаты составлял порядка 2 тонн. Можно предположить, что примерно такой же суммарный объем поехал на Запад, спасаясь от наступающей Красной Армии.

Среди этой массы янтаря были и подлинники, проследить судьбу которых сегодня невозможно. Немцы сделали сотни тайных убежищ, многие из которых до сих пор не найдены. Отсюда и огромное количество «достоверных» историй о Янтарной комнате, в которых она горит, тонет и прячется в неведомых штольнях. Плюс, какая-то часть изделий «прилипла» к рукам тех, кто их перевозил, упаковывал, хранил и прятал.

Доподлинно известно лишь одно – «роденовская» часть Янтарной комнаты остается в замке до прихода советских войск, что своими показаниями подтверждает Пауль Фейерабенд – владелец ресторанчика «Блюдгерихт» («Кровавый суд»), находившегося в подвальном помещении под упомянутым Орденским залом.

По его словам, около полуночи 9 апреля 1945-го в замок вошли советские солдаты под командованием некого полковника, которому он все подробно рассказал и показал места складирования ценностей. Альфреда Роде в это время в замке не было. Офицер выставил охрану, а Фейерабенд ушел домой.

11 апреля в замке возник серьезный пожар. По всей видимости, сработала не извлекаемая немецкая мина замедленного действия типа J-feder-504. Подобные сюрпризы, отступающие гитлеровцы, оставили в Гатчине и Павловске, дворцы которых выгорели дотла. Пострадал и замок в Кенигсберге. Когда А.Роде 12 апреля приехал на пепелище, то вмиг превратился в седого и немощного старика, а в 1945-м ему было всего 52 года. Он решил, что его янтарного кабинета больше нет.

Продолжение

Подписывайтесь на нас в "Яндекс Новости" и "Яндекс Дзен"