История Мирского замка — «визитной карточки» Беларуси

518

Недавно отреставрированный Мирский замок являет собой поистине сказочное сооружение — «ярчайший средневековый цветок». Это уникальный памятник национальной культуры, у которого нет аналогов ни в России, ни в странах Прибалтики, ни в Польше. Сегодня он служит визитной карточкой Беларуси, благодаря которой ее узнают во многих государствах планеты.
Между тем, общеизвестный дворцовый комплекс таит в своей истории множество тайн и секретов, о некоторых из которых наш читатель узнает первым.

Кто, когда и зачем его построил

В средневековье было принято, что вначале возводили замок, а впоследствии вокруг него образовывались поселения, в которых жил «обслуживающий персонал». В нашем случае всё наоборот: поселок Мир на полтора столетия старше, как минимум.

Из летописей известно, что в XVI веке местные земли стали собственностью представителя зажиточного и могущественного шляхетского рода Юрия Ильинича (скончался в 1526г), который, как сегодня принято считать, и повелел заложить замок. Другие сохранившиеся документы того времени рассказывают, что Ильиничи несколько десятилетий судились за право собственности над Мирским имением. Процесс завершился в их пользу только лишь в 1522 году. Из этой даты логически следует, что любые строительные работы могли начаться после урегулирования споров, то есть не ранее 1523 года.

Этому есть еще одно историческое подтверждение. Неподалеку от Волковыска в деревушке Гнезно в 1524 году был «сдан в эксплуатацию» костёл Святого Михаила, архитектурное решение которого полностью идентично архитектуре Мирского замка. Столь разительному сходству есть простое объяснение: его создатель князь Шеметович был мужем племянницы Юрия Ильинича – Елизаветы. Впервые письменное упоминание о существовании замка появилось в 1531 году и находится в судебных имущественных спорах между наследниками состояния Юрия Ильинича.

Хотелось бы заострить ваше внимание на одном важном обстоятельстве — до Мирского замка в Великом княжестве Литовском (ВКЛ) столь мощные фортификационные комплексы «частные инвесторы» не строили. Имевшиеся каменные аналоги были либо городскими крепостями, либо резиденциями великих князей, то есть имели общегосударственное значение.

Возникает вопрос, «с какого перепугу» лидский наместник вдруг решил перед самой смертью затеять столь грандиозное мероприятие? Что руководило действиями далеко не самого богатого и влиятельного человека в ВКЛ? Однозначных ответов на эти интригующие вопросы не существует до сих пор.

Есть лишь предположения

Во-первых, с началом XVI века в регионе активизировались крымские татары, совершавшие разрушительные и разорительные набеги на города. Исходя из этого, отдельные ученые говорят о понятном желании землевладельца защититься от внешнего врага, одновременно «убивая и второго зайца» в лице собственных соседей — междоусобные конфликты были скорее обыденностью, чем редкостью.

Во-вторых, помимо военных целей, могли учитываться экономические преимущества и открывавшиеся перспективы последующего развития региона. Непреступные укрепления гарантировали купцам и ремесленникам сохранность имущества, что стимулировало развитие торговли.

В-третьих, нельзя сбрасывать со счетов версию о престижности сооружения и желании его владельца самоутвердиться. Род Ильиничей был древним, но малоизвестным. Чтобы иметь право на получение графского титула от Священной Римской империи, необходимо соответствовать нескольким критериям, одним из которых было наличие собственного каменного замка.

Это самое логичное объяснение, которому есть косвенное документальное подтверждение — графом в 1555 году стал внук основателя замка — Юрий Ильинич-младший.

Что успели построить Ильиничи

Они начинали стройку на равнине в пойме речушки Миранка, на территории которой ранее находилась деревянная феодальная усадьба, сгоревшая еще XV веке. На первом этапе — предположительно 1524…1526гг – был создан мощный фундамент, глубиною до 8 метров, на котором впоследствии возвели четыре угловых башни и одну надвратную, которая располагалась посередине западной стены. Это был единственный вход во внутренний двор, представлявший собой правильный квадрат со стороной 75м.

По тем временам созданная оборонительная схема обороны была весьма прогрессивной. Каждая 25-метровая башня имела пять ярусов, оборудованных узкими бойницами, а также сложную систему переходов. Толщина 10-метровых стен у основания составляла 3м, а на верху — немногим больше 2м. В этой толще было три этажа. На первом находилось по 9 бойниц «подошвенного боя». Второй этаж имел 8 метров до земли и представлял собой галерею с многочисленными бойницами. Наконец, на третьем этаже была площадка с парапетом.

Во дворе стоял одноэтажный жилой дом, а вдоль восточной и южной стен начали строить дворец, который занял значительную площадь свободной территории. (Существующее здание дворца стоит вдоль северной и восточной стены). Весь запланированный комплекс строительных работ представителями данного рода завершен не был, поскольку буквально за сорок лет он прекратил свое существование по мужской линии.

Последний владелец замка Юрий Ильинич—младший был сыном Софьи Радзивилл. Поскольку своих детей у него не было, то он ставил завещание на имя Николая Христофора Радзивилла, известного под прозвищем «Сиротка». В период 1569…1812 годов Мирский замок принадлежал Радзивиллов самому богатому, знатному и влиятельному роду Западной Европы.

Князь-строитель

На деньги князя Николая Радзивилла «Сиротки» в XVII веке был построен эффектный трехэтажный дворец Г-образный в духе ренессанса, для которого использовали старые замковые стены. Часть бойниц замуровали, а остальные превратили в большие оконные проемы. Перепланировке подвергли и угловые башни. Всеми работами на разных этапах руководил итальянский зодчий Джованни Бернардони и польский архитектор Мартин Заборовский. Они же строили и Несвижский замок.

Комплекс в Мире стал княжеской загородной резиденцией и администрацией Мирского графства. Помимо богатых хозяйских покоев, здесь находился суд, тюрьма, канцелярия, а также огромные складские помещения.

Масштаб строительных работ поражает воображение и сегодня. Интерьеры третьего этажа отделали мрамором, украсили скульптурами, богатой мебелью, картинами, гобеленами и другими произведениями искусства. Установили двери из ценных пород древесины. Дубовые перекрытия потолков покрыли искусной резьбой. Громадные печи и камины облицевали разноцветной глазурованной плиткой с рельефными рисунками. На первом этаже использовали терракотовые изразцы, на втором – глазурованные однотонные, а на третьем — полихромные. К сожалению, до нашего времени от всего этого великолепия дошли лишь фрагменты печного кафеля и изразцов.

Прерванный сон

После многочисленных преобразований Мирский замок на десятилетия погрузился в сон, который был прерван войной Речи Посполитой и России (1654-1667гг). Хотя, комплекс возводился не для военных целей, но по иронии судьбы принял непосредственное участие во всех вооруженных конфликтах, прокатившихся по территории Белоруссии на протяжении всех последующих столетий.

В 1655 году его взяли штурмом и разграбили казаки гетмана Ивана Золоторенко. Лаконичная инвентарная опись 1660 года содержит весьма грустные сведения: «Сам замок требует ремонта и присмотра, повсюду течет, дверей и окон во всех покоях и подвалах нет. Имеется в наличии 35 мушкетов, одна пушка, пять железных, один замковый котел и одна наковальня».

Запустение продолжалось примерно 30 лет. Восстановительные работы в 1680 году после смерти Михаила Казимира Радзивилла начала его вдова — Катаржина Радзивилл-Собеская (1634-1694гг). Ей потребовалось примерно восемь лет, чтобы практически заново создать потрясающе красивый дворцово-замковый комплекс, архитектура которого удачно сочетала величественность дворца и строгость военного зодчества.

Через два года полыхнула Северная война (1700…1721гг). В 1706 году шведские войска Карла XII сожгли и разрушили всё, что смогла восстановить Катаржине. Беспристрастная инвентарная опись 1719 года свидетельствует: «все комнаты пусты… нет ни окон, ни дверей, ни железа… Все башни повреждены и нуждаются в ремонте…».

После завершения войны былая роскошь вновь вернулась в Мирский замок благодаря усилиям его нового владельца — Михаила Казимира Радзивилла «Рыбоньки» (1702…1762гг). Интерьеры дворца подверглись кардинальной перепланировке в духе наступившего времени. Вокруг дворца был разбит «итальянский» сад, в оранжереях которого росли апельсины, лимоны, кипарисы, фиговые деревья, лавр и самшит.

В 1785 году здесь принимали короля Речи Посполитой Станислава Августа, визит которого остался в мемуарах и хрониках. Они свидетельствуют о неисчерпаемых богатствах, которые показал гостям новый владелец дворца Кароль Станислав Радзивилл.

В 1794 году замок вновь разоряют и разрушают царские войска, прибывшие на подавление восстания Тадеуша Костюшко. Летом 1812 года древние стены вновь увидели кровопролитный бой французской кавалерии и казаков атамана Платова, а в ноябре армия генерала Чичагова выбивала отсюда остатки наполеоновских сил. Все, что можно, было разрушено, сожжено, а северо-восточная башня взорвана.

Как известно, последний из «белорусской» ветви Радзивиллов – Доминик Иероним – выступил на стороне Наполеона. Во время сражений был ранен, бежал в Париж, где и скоропостижно скончался. Все его имущество, включая Несвижский и Мирский дворцово-замковые комплексы, были реквизированы в государственную казну.

Святополк-Мирский и Мирский замок

В 1891 году здешние земли приобрел герой Крымской войны, князь Николай Святополк-Мирский (1833-1898гг), фамилия которого никакой связи с Миром не имеет, поскольку имеет отношение к Миорам и была у старого рода задолго до его приезда в эти края. Восстанавливать замок он не стал, а построил неподалеку двухэтажный дворец, который сгорел в 1914 году.

Перед ним был разбит английский пейзажный парк. На месте пяти заросших прудов и старинного яблоневого сада появился водоем с искусственными островами, который существует и ныне. Бастионные укрепления срыли, а сад безжалостно вырубили. В глубине парка построили родовую усыпальницу Святополк-Мирских.

Сам Мирский замок пустовал. От дворца остались лишь наружные стены с пустыми глазницами окон. Из-за гор строительного мусора подвалов не было видно. Северо-восточная башня раскололась.

Реставрационные работы, которые продолжались долгие 16 лет, в 1922 году начал сын Николая Святополк-Мирского – Михаил, который был одинок и предпочитал уединенный образ жизни. Для реконструкции интерьеров нескольких комнат он пригласил польского архитектора Теодора Бурша. Из всех залов им спроектированных удалось окончательно завершить только Слоновый. Но, все комнаты помещения обеспечили современными бытовыми удобствами: водой, электричеством, канализацией и даже телефонной связью — большой редкостью по тем временам.

Михаил Святополк-Мирский скончался в 1938 году. За его деньги частично отремонтировали восточный корпус дворца, обе южные башни и частично северо-западную. Поскольку прямых наследников не было, то собственником имущества стал его племянник Александр Дмитриевич Святополк-Мирский, который специально приехал из Румынии, но даже в права наследства вступить не успел. Осенью 1939 года территория Западной Белоруссии перешла в состав СССР. Александра Дмитриевича арестовали и отправили на 8 лет в колымские лагеря. В 1942 году амнистировали и освободили. После войны он уехал к семье в Испанию, где дожил до 85 лет. Умер в 1984 году.

История Мирского замка на этом не закончилась. Самое интересное впереди. Продолжение следует.

Подписывайтесь на нас в «Яндекс Новости» и «Яндекс Дзен»