Полоцк город викингов и столица Руси

Центром первого государства шведских викингов на просторах современной Беларуси стал Полоцк. Сообщение об том событии датируется 862 годом, когда конунг Рюрик (Rorik) распределяет укрепленные поселения между сподвижниками: «…этому Полотеск, другому Белоозеро». Подчеркнем, что самые ранние «городские» артефакты, найденные при археологических раскопках, датируются именно второй половиной IX века. О существовании на этом месте более древнего славянского поселения косвенно свидетельствует только единственный лепной сосуд, который относят к VIII веку – первой половине IX столетия.

Первая столица древней Беларуси. Фото: hram-selinskoe.ru

Следующая весточка о Полоцке приходит к нам только в 980г. и она вновь связана с княжением варяжского конунга Рангвальда (Rangvald), пришедшего «в последний вечер изь заморья власть свою имаше». Само имя было достаточно распространенным среди шведских викингов и рыцарей вплоть до XV века. К примеру, также в начале XI столетия звали ярла (аристократа, крупного землевладельца) скандинавской колонии Al-dejgjuborg (Старая Ладога), приплывшего на восточные земли вместе с принцессой Ingegerd, дочерью первого христианского короля Швеции, коим был Olof Skotkonung.

Именно викинг Рангвальд создал исторически первое государство на территории современной Беларуси и положил начало великой династии полоцких князей. Археологические памятники той эпохи позволяют утверждать, что княжество Рангвальда занимало территорию около 15.000кв.км, которая совпадала с ореолом проживания полоцких кривичей. Они составили основное население новой страны, назвав своего конунга-князя более удобным для произношения именем Рогволод.

Викинг Рангвальд. Фото: avatars.mds.yandex.net

Полоцкое княжество активно развивало «международную торговлю», росло, крепло и расширяло свои границы за счет земель соседних прибалтийских племен, периодически «заглядывая» к восточным соседям. Междоусобные войны в тот исторический период были вполне обычным делом, поэтому новгородскому конунгу по имени Valdemar (Владимир) дополнительного повода для начала вооруженного конфликта искать не пришлось.

Достаточно вспомнить, что классический торговый путь «варяги — греки», описанный в киевских летописях, проигрывал конкурентную борьбу более короткому, удобному и безопасному маршруту через Полоцк. В этом случае корабли из Рижского залива входили в Двину (Даугаву), из которой сразу попадали в Днепр, открывавшем прямую дорогу к Черному морю. Альтернативный вариант предполагал заход из Финского залива в Неву, затем в Ладожское озеро, реку Волхов, озеро Ильмень и дальше в Днепр.

Фактическая конкурентная борьба за торговые потоки столкнула между собой интересы двух новых государств шведских викингов, одно из которых имело «столицу» в Полоцке, а другое – в Новгороде и Киеве, которые тогда назывались, соответственно, Holmgard и Konugard. Вышеупомянутый новгородский князь Владимир за три года собрал огромное войско и пошел войной на соседа.

Корень зла находится в Швеции

История, связанная с покорением Владимиром Полоцка, убийством Рогволода и всех его сыновей, изнасилованием Рогнеды, разрушением города, который пришлось отстраивать на новом месте, достойна отдельных статей. Важно другое — ключ всех этих трагических событий находился в древней Швеции и был неразрывно связан с борьбой различных купеческих корпораций викингов за «Большой Восточный путь». Конфликт Полоцка с Новгородом и Киевом не прекращался на протяжении столетий, и охватывает всю историю древней Руси: «…меч взимают Рогволода внуки против внуков Ярослава…». Исследователи считают, что Полоцкое княжество представляло собой наиболее самостоятельную политическую единицу этого временного периода в регионе. Его могущество базировалось на контроле торгового пути из Балтики через Двину и Днепр в Черное море.

Для обеспечения необходимой безопасности в XI веке появляется целый ряд небольших городищ-укреплений. На западном направлении – Герцика, а на восточном – Усвяты, Сураж, Друцк, Кузнецы, Каспля, Орша, Могилев, Быхов, Рогачев, Жлобин, Стрешин, Речица. Все логично, поскольку угроза нападения и захвата территории исходила именно в этой стороны. В современном белорусском языке сохранилось слово «городок» либо по-старому «городец» в значении «небольшое укрепленное поселение». Примечательно, что ничего подобного в самой Швеции не существовало.

Полоцкое княжество в XIII веке. Фото: alexandrtrofimov.ru

В этот исторический период Полоцкое княжество достигает своего расцвета. Неслучайно, что, согласно материалам раскопок, со второй половины XI века резко возрастает количество западноевропейских монет в сокровищах, перевозящихся по Двине. Символом государственных амбиций может считаться и возведенный в середине столетия полоцкий кафедральный собор Святой Софии. Аналогичные храмы тогда уже были в Константинополе, Киеве, Новгороде, а позже построили и в Стокгольме.

Упадок Полоцкого княжества

Упадок Полоцкого княжества напрямую связан с потерей контроля над водными торговыми путями и, прежде всего, над выходом в Балтийское море. К 1200 году территорию возле входа из современного Рижского залива в Даугаву, некогда населенную племенем ливов, заняли немецкие колонисты, которые основали Ригу. Вооруженную поддержку им оказали Рыцари ордена Христа («меченосцы»), впоследствии, ставшие частью Тевтонского ордена.

В 1212 году Полоцкая дружина во главе с князем Владимиром не смогла восстановить контроль над этим отрезком торгового пути. В «Хронике решений» начала XIII века написано: «Таким образом расцвел костел Божий в Ливонии благодаря епископу Альберто – но король Руси из Полоцка имел обыкновение собирать дань с ливов, в чем ему отказал епископ. Тому этот король (Владимир Полоцкий) делал жестокие нападения на Ливонию и Ригу».

После войны политическое значение Полоцка падает. В XIII-XIV столетиях Полоцк, Витебск и Смоленск вплоть до 1361 года еще сохраняют торговые отношения со шведским Готландом, но уже только через посредничество Риги. Параллельно с распадом отдельных скандинавских колоний исчезает и соответствующий материал археологических памятников. Начинается, так называемый, «безмонетный» период в истории Беларуси.

Новое белорусско-литовское государство — Великое княжество Литовское, политическим центром которого изначально был Новогрудок, перенимает цели балтийской политики Полоцкого княжества. Ее кульминацией становится покорение Ливонии и Риги в 1566 году и уничтожение Ордена меченосцев.

Полоцк в скандинавских сагах

Просторы Полоцкой и Киевской Руси шведские викинги называли «Великой Швецией». В отличие от части современных скандинавских исследователей, которые лишь иногда вспоминают в своих работах Полоцкое княжество, даже не обозначая его на картах Великого Восточного пути, их предки не только хорошо знали первую столицу Беларуси, но многократно отобразили ее в своем эпосе.

В сагах Полоцк известен как Polateskia. Это собственное имя создано на основе транслитерации местного старобелорусского названия с сохранением особенностей произношения. Аналогичным образом переведены и другие города кривичей.

Старейшим литературным произведением, сохранившимся до нашего времени, считается «Очерк земли», который датирован последней четвертью XII века. Полоцк также присутствует в «Истории датчан» Саксона Грамматика, королевском эпосе «Песни об Эймунде», «Саге о Крещение» и еще в пятерых манускриптах. Во всех произведениях название города остается неизменным. Только лишь «Сага об Одде Стреле» дает немного другой вариант — Pallteskiuborg («полоцкий замок»). Вероятно, автора поразили мощные оборонительные сооружения, возведенные вокруг города, чего у викингов никогда не было.

Примечательно, что в «Песнях об Эймунде», как выяснили исследователи, описываются события 1020…1041гг., которые по хронологии и содержанию совпадают со старославянской «Повестью временных лет». Между этим, произведения различаются между собой по форме изложения материала. Главные герои шведской саги являются викингами со скандинавскими именами, живущими в рамках национальных традиций. В «Повести», наоборот, все славяне с характерными именами.

Что непосредственно касается описанных событий, как таковых, то они повествуют о том, что конунг Eumund с дружиной перешел на службу к Брячиславу. Во время очередной междоусобицы между Брячиславом и новгородским князем Ярославом Эймунд выступил в роли дипломата, которому удалось уладить конфликт путем переговоров и взаимных уступок. В конечном итоге Ярослав (позже прозванный Мудрым) остался княжить в Новгороде, Брячислав – в Киеве, а Эймунд получил во владение Полоцк.

Скандинавские саги также рассказывают об исключительной роли шведских викингов в крещении восточных славян. Удивительного в этом ничего нет, поскольку именно викинг Владимир крестил Киевскую и Новгородскую земли. Рогнеда основала христианский монастырь в Заславле — первый на территории Беларуси. Согласно туровским легендам викинг Тур провел обряд крещения среди местного населения.

Крещение Руси в 980-1036гг. произошло практически синхронно с другими древними скандинавскими владениями. В 912 году крещение прошла Нормандия, в 943г. — Англия, в 965-986гг. – Дания, в 995-1000гг. – Норвегия, около 1000года – Исландия, в 1008 году – Готланд, и, наконец, между 1050-1100гг. – метрополия в Швеции.

Викинг Владимир — креститель Руси. Фото: dancelss.ru

Не удивительно, что «Сага о Крещении» сообщает следующие факты о Полоцком княжестве, имевших место в конце Х века:

«В то лето, когда было принято христианство в Исландии, от рождения Господа нашего Иисуса Христа прошло 1000 лет… Торвальд, сын Кадрана, и Стевнер, сын Таргиля, встретились после (смерти) конунга Алава. Они поехали вдвоем по миру до самого (Иерусалима), оттуда – к (Константинополю) и далее к (Киеву), еще дальше (на восток) по Непру (Днепру). Торвальд умер в Руси недалеко от (Полоцка). Там он похоронен в одной горе у церкви Иоанна Крестителя, и назвали его горожане святым. Так говорит Бранд Путешественник: «Я пришел туда, где Торвальду, сыну Кадрана, Христос дал покой. Там он похоронен в высокой горе вверх по течению (Дрёвны) в церкви Она. Стевнер направился тогда на север в Данию»… так сообщил Ари Старый».

Под названием «Дрёвна» скрывается не Двина, а небольшая речка Друя. Дело в том, что маленькая Друя играла исключительную роль в этой части Великого Восточного пути. Анонимная сага, конца XII века, перечисляет реки Восточной Европы, которые имели уникальное значение в восточной торговле викингов. Так вот, из шести названий три – белорусские — Двина, Днепр и небольшая Друя.

Все эти факты подтверждают особое экономическое и политическое значение скандинавской торговли для Полоцка и Полоцкого княжества, которое являлось одним из трех центров древней Руси.

Подписывайтесь на нас в "Яндекс Новости" и "Яндекс Дзен"