Битва под Клястицами: главное сражение войны 1812 года

Бородинское сражение. Фото: warsonline.info

Каждый, кто имеет хотя бы базовые знания об истории нашей страны, может вспомнить сразу несколько общеизвестных фактов Отечественной войны 1812 года: Бородинское сражение, взятие Москвы, отступление наполеоновской армии по разоренной Старой смоленской дороге, трагическую переправу через Березину и брошенные сокровища, которые ищут даже сегодня. Парадоксально, но только специалисты-историки помнят о битве под белорусской деревней Клястицы, благодаря которой фактически сохранилась российская государственность.

Пришло время устранить историческую несправедливость. Тем более, что историческая литература неоднозначна в описании событий и оценке их итогов. Свою версию дает академик Тарле, с которой категорически не согласны французские историки, и в частности, Луи Адольф Тьер. Факты упрямая вещь. Два отборных корпуса великой и непобедимой армии Наполеона численностью около 30тыс. человек под командованием маршалов Макдональда и Удино были разбиты на современной территории Россонского района Витебской области. Тем самым был сорван план захвата столицы Российской империи – Санкт-Петербурга, в которой на тот момент находился император, члены его семьи, правительство и прочие органы, олицетворяющее государственность. Это была первая и единственная масштабная победа русской армии в войне 1812 года, поскольку битва под Бородино считается поражением. Обо всем по порядку.

История, которой мы не знаем

Следует откровенно признать, что в событиях двухсотлетней давности по-прежнему остаются многочисленные белые пятна. До сих пор неизвестен достоверный ответ на простой и закономерный вопрос: «Почему Наполеон повел свою армию на Москву и определил ее захват, как главную цель предпринятой военной компании?». Это сегодня она является столицей России, а до этого – Советского Союза, но в описываемый исторический период была лишь одним из многих знаковых русских городов.

Фото: pravda.ru

Обычная стратегия Наполеона, которой он никогда не изменял при покорении европейских стран, состояла в первоочередном захвате столицы государства. Она никогда его не подводила, поэтому очень странно, что в России полководец решил действовать вопреки здравому смыслу. Это порождает сомнения в общепринятом понимании истинных целей русской военной кампании.

Исторические хроники говорят о том, что Бонапарт планировал переустроить мир, подчинив своей воле все европейские государства, а после и другие континенты. Единственным реальным препятствием на пути к славе Александра Македонского и великих полководцев Древнего Рима являлся русский царь, имевший, как сегодня принято выражаться, «альтернативную точку зрения». Наполеон решил силой принудить Александра I к подписанию нужных договоренностей, которые устраняли бы Россию от геополитических событий. Известны его слова, сказанные соратникам: «Я стану властелином мира, а Россию просто раздавлю».

В состав огромной армии, которая отправилась на Восток, входили не только французские части и соединения. Были испанские, итальянские, польские полки, а также многочисленные представители других покоренных стран, ставшими их союзниками. Европейские газеты того времени писали, что уже 15 августа Император отметит очередной день рождения в Санкт-Петербурге. Эту победу на своих штыках ему принесет верная Старая Гвардия, как уже бывало не раз.

Это вполне логично, поскольку от Польши до Санкт-Петербурга намного ближе, чем до Москвы. Хорошие дороги, преимущество в живой силе, царская администрация, богатейшие дворцы, огромные ценности и, наконец, сам царь с женой и детьми – весомых аргументов для принятия именно такого решения даже больше, чем достаточно. Еще одна маленькая победоносная война и не более того. Но Наполеон пошел на Москву.

Его не пугали труднопроходимые болотистые брянские леса и фактическое отсутствие дорог. Бонапарт жаждал генерального сражения с русской армией. Как хороший стратег, он планировал провести его, как можно скорее, в условиях неблагоприятных для противника, одним из которых, собственно, и была, ранее захваченная Россией, территория Речи Посполитой и Великого Княжества Литовского.

Как известно, в армию Наполеона со своим отрядом вступил и последний отпрыск белорусской ветви Радзивиллов – Доминик. В сражениях он был ранен и скончался в Париже в 1813 году.

Между этим, русская армия в желаемое сражение не вступала и отходила в сторону Смоленска, используя изнуряющую и затяжную тактику партизанской и диверсионной войны. По всей видимости, где-то глубоко внутри Бонапарта проснулся охотничий инстинкт борзой собаки, несущейся за зайцем по заснеженному полю. Ему казалось, что еще немного, и он догонит войска Барклая-де-Толли и Багратиона, победа над которыми, с его точки зрения, была предрешена свыше.

После взятия Смоленска еще можно было повернуть на Санкт-Петербург, но французская армия продолжила погоню. Наполеон уже мысленно представлял, как после победы в генеральном сражении, в которой он не сомневался, диктует условия мира Александру I. Точнее, условия капитуляции. После чего Россия становится послушным вассалом. Прямая и безмятежная дорога к покорению планеты для Императора Франции будет открыта.

Он был настолько убежден в непогрешимости своего военного гения, что говорил маршалу Коленкуру: «Через месяц моя армия будет в Москве, а через шесть недель нам покорится весь мир».Будущему вассалу из Смоленска Наполеон направил письмо, в котором предлагал заключить мир на его условиях. Обращение было оставлено Александром I без ответа, как, впрочем, и многие другие.

Военная компания затягивалась. Наступала холодная и промозглая осень. Русская армия отходила, вынуждая неприятеля совершать длительные изнурительные переходы, но боеспособность не теряла. Известный французский историк, непосредственный участник событий, в своих воспоминаниях написал: «В настоящее время у императора не осталось другого пути, как принудить русских к сражению, после которого продиктовать мир. Если этого не произойдет, мы все погибнем».

Бои местного значения

Петр Витгенштейн. Фото: vesti.ru

Основные силы русской армии находились на московском направлении. Санкт-Петербург прикрывал лишь корпус генерала Петра Витгенштейна, который располагался в Дрисском укрепрайоне на левом берегу излучины Западной Двины между нынешним Верхнедвинском и деревней Шатрово. Первоначальный план, составленный прусским генералом фон Пфулем, служившим в русской армии, предусматривал его занятие после планового отхода войск от границы империи.

Однако, в реальной боевой обстановке выяснилось, что оборонительная позиция при громадном превосходстве противника фактически является мышеловкой. Опорные пункты, прикрывающие укрепленный район с тыла, отсутствовали. Двина была настолько мелкой, что легко преодолевалась вброд в любом удобном месте. Лесные массивы на флангах позволяли скрытно развернуть войска, а пересеченная местность внутри лагеря серьезно осложняла маневр силам обороны.

Знаменитый немецкий военный теоретик Клаузевиц (также служивший в русской армии образца 1812 года), принимавший участие в подготовке укрепрайона к обороне, впоследствии отмечал: «Если бы русские остались на позициях, то неизбежно были бы атакованы с тыла, загнаны в окопы и уничтожены. Количество обороняющихся в такой ситуации значения не имело. Будь их 50тыс. или даже 120тыс. итог был бы одинаковым».

Дрисский лагерь был оставлен, но корпус Витгенштейна незамедлительно оказался в весьма сложном положении. С запада в направлении Риги на него наступал корпус маршала Макдональда, с востока — корпус маршала Удино. Предполагалась, что они объединят свои силы, переправятся через Западную Двину, зайдут в тыл русским войскам, соединятся в Себеже и перережут им единственный путь отступления по Псковской дороге.

Наполеон писал Удино: «Оставьте небольшой гарнизон в Полоцке. Наседайте на Витгенштейна, не давая ему передышки. Когда выдвинетесь из Полоцка на Себеж, он, вероятно, отойдет, чтобы закрыть Петербургскую дорогу, но в его распоряжении не более 10тыс. солдат. Можете атаковать смело…».

Витгенштейн упредил французов. Авангард под командованием генерала Кульнева провел разведку боем. Она сопровождалась успешными локальными столкновениями с противником, в результате которых намерения Удино стали ясны. Русские войска перешли в наступление, чтобы предотвратить воссоединение Удино и Макдональда. Они двинулись наперерез неприятелю, рассчитывая занять выгодную позицию в районе деревни Клястицы. Однако, французы заняли стратегически выгодный населенный пункт первыми.

Последний и решительный

Сражение началось около двух часов после полудня 18-го июля, когда авангард генерала Якова Кульнева столкнулся с передовыми частями дивизии Леграна у деревни Якубово, неподалеку от Клястицы. Первыми в бой вступили эскадроны Гродненского гусарского полка. К пяти часам от неприятельских стрелков очистили лесной массив вдоль дороги Ольховая — Якубово и войска расположились на высотке, находившейся напротив упомянутой деревни, которую занимали французы.

Сражение под Клястицами 18(30) – 20 июля (1 августа) 1812 г. Фото: mil.ru

Противник пошел на позиции, которые защищал 25-го Егерский полк, и с переменным успехом атаковал до позднего вечера. В конечном итоге французов оттеснили к Якубову, но самой деревней не овладели. В ней осталась часть наполеоновской пехоты.

В своем донесении императору Александру I граф Витгенштейн сообщал: «Быстрое продвижение дивизии Берга, ободряемой личным примером командиров всех рангов, мужественные действия всех пехотных полков и артиллерии князя Яшвиля, вмиг решили судьбу сражения. Неприятель отступил к песчаным берегам реки Нищи».

В три часа после полуночи боевые действия возобновились. Удино атаковал центр русской обороны, но был остановлен артиллерийским огнем. Северский и Калужский пехотный полк при поддержке батальона гродненских гусар перешли в контрнаступление, вынудив французов отступить к Клястицам.

Когда рассвело, русские овладели плацдармом на правом берегу Нищи и сконцентрировались напротив неприятельских позиций. Мост у Клястицы обстреливался французскими батареями. Витгенштейн приказал Кульневу взять батальон гусар и четыре эскадрона драгун, спуститься ниже по реке и атаковать французов справа. Удино, осознавая необходимость оставления позиций, приказал поджечь мост и отступать. По горящей переправе в атаку пошел Павловский гренадерский полк, а одновременно с ними начали переправляться вброд гусары и драгуны.

Война 1812 г. Фото: archives.gov.by

Для преследования отступающих французских войск под общим командованием Кульнева была сформирована ударная группа, в состав которой вошел Гродненский гусарский и Ямбургский драгунский полки, донские казаки, несколько эскадронов Рижского драгунского полка, один пехотный батальон, а также конная артиллерийская рота. Витгенштейн приказал понапрасну не рисковать, беречь людей и наносить молниеносные разящие удары, после которых незамедлительно отходить, не ввязываясь в позиционные боестолкновения.

20 июля преследователи переправилась через Дриссу и выдвинулись к селу Боярщина, возле которого попали в искусно устроенную засаду. Артиллерия противника, находящаяся на господствующих высотах, открыла перекрестный огонь, уничтоживший всё живое. Генералу Кульневу оторвало обе ноги. Перед смертью он снял с себя ордена, чтобы сойти за рядового солдата, и приказал войскам отступать.

Его предали земле около деревни Соколище, которая находится примерно в 17км от Клястиц. Это означает, что тело везли до первого привала, во время которого захоронили. Через двадцать лет останки эксгумировали и перезахоронили в фамильном склепе, который находился в имении Илзенберг Режицкого уезда, принадлежавшем брату героя. Сегодня это латвийский Илзенкалнс.

Победа под Клястицами явилась первым успехом русской армии в отечественной войне 1812 года. Планы по захвату Санкт-Петербурга пришлось оставить навсегда. Наполеон испугался неблагоприятного развития событий, связанного с тем, что корпус Витгенштейна перережет основные пути снабжения его армии, тем самым серьезно осложнив дальнейшее развитие всей военной кампании. На помощь Удино отправили корпус Сен-Сира, что ослабило основную группировку войск. Вполне возможно, что именно его и не хватило в Бородинском сражении для окончательного разгрома армии Кутузова.

Император Александр I назвал генерала Витгенштейна «Спасителем Петербурга», который не только защитил столицу государства, но и разрушил планы Наполеона на мировое господство. Потрет полководца есть в знаменитой «Галерее 1812 года», которая находится в Эрмитаже.

Герой, служивший Отечеству

Яков Кульнев. Фото: wikimedia.org

Генерал Яков Кульнев стал первым военным начальником такого ранга, погибшим смертью храбрых на полях битв войны 1812 года. Истинный герой своего Отечества. Наполеон писал Жозефине: «Вчера погиб Кульнев – лучший офицер русской кавалерии».

Он на протяжении восьми часов успешно защищал Вилькомир, давая возможность организованного отхода главным силам. В начале июля два кавалерийских полка и артиллерийская рота, находившаяся под его началом, переправились через Двину, застали врасплох и разгромили несколько неприятельских полков. В этой схватке сотни французов были убиты, а около двухсот взято в плен, включая генерала де Сен-Женье. Буквально на следующий день его отряд уничтожил еще ряд вражеских частей и пленил более четырехсот солдат. От пленных командование узнало о планах Удино выйти на Себеж. За две недели сражений лета 1812 года, войска Кульнева захватили свыше 2.000 солдат неприятеля.

Строгий к себе, генерал был любим подчиненными за отеческое отношение. Он постоянно заботился о регулярном снабжении войск продовольствием и обмундирование, грамотной организаций лагерей и длинных переходов, с презрением относился к тем, кто пытался извлечь выгоду из организации поставок и полковых финансов.

В офицерской среде из-за своих безобидных чудачеств был источником беззлобных анекдотов. Денис Давыдов в своих мемуарах написал, что некоторое время в Финляндии Кульнев вместо ночного колпака надевал подаренный им кошелёк с роскошной вышивкой.

Состояния не оставил. Жил на жалование, которое тратил на родственников. В частности, выплату в 12 тысяч за взятие крепости Шумла отдал в качестве приданого своей малолетней племяннице, которая осталась без матери. Довольствовался малым. Вел спартанский образ жизни, но не скупился. Орденам предпочитал денежные компенсации. Так и не женился.

На берегу Дриссы, там, где погиб генерал, установлен обелиск. Еще один памятник стоит в поселке Друя, что в Браславском районе. Его имя носит одна из железнодорожных станций в Латвии, улицы в Полоцке и Москве.

В Клястицах есть школьный музей, в коллекции которого находятся аутентичные предметы того времени, поднятые со дна речки Нищи. Примечательно, что уникальная экспозиция известна далеко за пределами Белоруссии. Россияне знают о Клястицком сражении больше, чем мы.

Подписывайтесь на нас в "Яндекс Новости" и "Яндекс Дзен"