Забытые гении белорусской земли

В XIX веке изобразительное искусство белорусской земли достигло своего апогея. На ней плодотворно работали по-настоящему великие мастера, имена которых остались во всемирной истории, но постепенно стерлись из памяти на исторической родине. Батальные полотна создавал Януар Суходольский. Мастером натюрморта и портрета был Иван Хруцкий. Прекрасно владел не только живописью, но и искусством мозаики Никодим Силиванович, творение которого «Тайная вечеря» украшает иконостас Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге. Посетители художественных музеев сегодня восхищаются пейзажами Аполлинария Горавского, Генриха Вейсенгофа и Станислава Жуковского. Замечательные произведения оставили после себя Канут Русецкий, Иосиф Пешка, Михаил Кулеша.

Памятник 1000-летию Руси. М. Микешин. Фото: avatars.mds.yandex.net

«Белорусским паном» называл себя и знаменитый скульптор Михаил Микешин — автор памятников 1000-летию Руси в Новгороде и Богдану Хмельницкому в Киеве. Ему принадлежит и большой цикл рисунков из жизни земляков-белорусов Рославского уезда Смоленской губернии (сегодня Климовичский район Могилевской области.)

Революционный скульптор Дмоховский

Генрих Дмоховский постигал в Вильненском университете правовые науки, но больше тяготел к искусству: брал уроки рисования и скульптуры. Мечту стать художником пришлось ненадолго отложить в 1830-м, когда началось Польское восстание. Двадцатилетний юноша присоединился к мятежникам, а после подавления бунта, спасаясь от преследования, оказался во Франции. Он был так увлечен революционными идеями, что два года спустя решил вернуться на родину и заново разжечь огонь борьбы за восстановление целостности Речи Посполитой.

Однако попытки организовать мятежи в районе Витебска, на Полесье и Волыни оказались неудачными. Генриха арестовали и поместили в австро-венгерскую тюрьму. Все семь лет заключения он активно занимался скульптурой. Условия для творчества были несколько иные, нежели в Вильно, но молодой человек воодушевленно лепил фигурки из хлебного мякиша и под конец срока достиг подлинного совершенства. Ему удалось переправить несколько произведений в Англию, где они имели большой успех на художественных выставках.

Томас Джефферсон. Г. Дмховский. Фото: history-belarus.by

Выйдя на свободу, Дмоховский не отказался от юношеской мечты и поступил в Парижскую школу изящных искусств. Преподаватели (Ф. Рюд, Д. д’Анже) пригласили талантливого студента вместе с ними создавать саркофаг Наполеону Бонапарту. Со временем появились престижные заказы, однако, неуемная душа, кроме свободы творчества, жаждала получить ее и в реальной жизни.

В революционном для Европы 1848-м году скульптор вновь направился из Франции поближе к Отечеству и принял активное участие в уличных боях с австро-венгерскими войсками во время Львовского восстания. Вернувшись в Польшу, создал модель памятника погибшим патриотам в виде арки из острых боевых кос, которая реализована не была.

Через несколько лет в США появляется скульптор Генри Сандерс. Под этим псевдонимом наш соотечественник основывает знаменитую мастерскую. За океаном он создает скульптуру «Гарибальди с боевыми друзьями», бюсты Тадеуша Костюшко, президентов Джорджа Вашингтона и Бенджамина Франклина,  а также автора Декларации независимости США Томаса Джефферсона, которые сегодня украшают здание Конгресса в Вашингтоне.

Жизнь складывается удачно, но с далекой родины приходят известия о подготовке нового мощного выступления против Российской империи. Нахлынувшие воспоминая молодости, не оставляют Сандерса-Дмоховского равнодушным, и в 1861-м он возвращается в Европу.

В родном Вильно Генриху судьба предопределила всего два года жизни и работы в скульптурном ателье, расположенном напротив Кафедрального собора. Для этого храма он выполнил фигуру святого Владислава и модель надгробного памятника Барбаре Радзивилл. Художника избрали действительным членом Виленской археологической комиссии. Общее одобрение заслужил его памятник поэту Владиславу Сырокомлю.

Наступил 1863-й. Руководство повстанцев направило Генриха Дмоховского в родные места — комиссаром Дисенского уезда. В мае его малочисленный отряд принял бой с регулярной частью русской армии. «Дмоховский, прошитый восемью пулями, упал на руки товарищей», — записал в дневнике один из его соратников. Похоронили революционного скульптора в лесу возле деревни Бирули Докшицкого района.

На родине, в деревне Заболотье Миорского района, сохранился старинный парк с дубами, которые помнят его совсем юным мальчиком. Усадьба Дмоховских не уцелела. На ее фундаменте сегодня стоит клуб и библиотека, где есть мемориальный уголок, посвященный всемирно известному земляку.

Лучший портретист российской столицы

Белорусское искусство ХІХ века невозможно представить без Валентина Ваньковича. Его детство прошло в отцовском имении Малая Слепянка под Минском. Рисовать мальчик начал рано, еще не умея читать и писать. На рисунках, появлявшихся в альбомах, блокнотах, а иногда просто на обложках книг, были деревья и здания, звери и птицы, а также фантастические существа, подсказанные детским воображением. В одиннадцать лет родители отдали Валентина в Полоцкий иезуитский коллегиум, который вскоре стал Академией.

Полоцк в это время считался вторым после Вильно художественным центром белорусской земли. Рисовальные классы коллегиума были оснащены всеми необходимыми моделями, анатомическими атласами, учебниками. Местная картинная галерея с произведениями европейских мастеров так поразила юного школяра, что он написал в письме домой: «…обязательно стану художником!».

Секреты мастерства юноша продолжил постигать в Вильненском университете. Его преподаватель — Ян Рустем — разрешил Валентину, как самому способному ученику, рисовать в своей профессорской мастерской. Помимо живописи парень увлекался отечественной историей, посещал занятия на физическом факультете, где изучал законы оптики и распространения света.

В Вильно он написал портреты духовно близких людей — филоматов и филаретов Адама Мицкевича, Франтишка Малевского, Антония Одынца. Мастерство начинающего портретиста оценили, и направили для дальнейшего обучения в Петербургскую Академию искусств, где его рисунки были отмечены двумя серебряными медалями.

За дипломную работу Валентину присудили золотую медаль и право на зарубежную творческую стажировку. Надежда увидеть Италию и ее знаменитые картинные галереи была перечеркнута царскими чиновниками. Художнику припомнили связь с нелегальными сообществами.

А. Мицкевич на скале Аю-Даг. В. Ваньковский. Фото: avatars.mds.yandex.net

К Ваньковичу пришла слава лучшего петербургского портретиста. Одним из его самых известных портретов является «Адам Мицкевич на скале Аю-Даг», о котором писали самые лестные слова: «…образ отличается изумительным сходством…», «…сложно припомнить, что-то более совершенное…». Самому Мицкевичу так понравилась работа, что он заказал три авторских копии. Восхищение коллег и любителей искусства вызвали, созданные Ваньковичем, портреты пианистки Марии Шимановской, философа Андрея Товянского, поэта Александра Пушкина.

Художник не стал задерживаться в имперской столице. Его чуткой душе несоизмеримо ближе был родной губернский Минск. Здесь он жил то в своем пригородном имении, то у брата Эдварда, где ныне существует дом-музей Ваньковичей. В этот период жизни Валентин обращается к истории, и создает цикл картин, посвященных Наполеону. А для картины «Мадонна с младенцем» в качестве натурщицы выбирает обычную белорусскую крестьянку. Сегодня эта работа находится в экспозиции Лувра.

Остаток жизни живописец провел в путешествии по Европе. Она завершилась в Париже в доме давнего друга Адама Мицкевича. Его похоронили на парижском кладбище Монмартр-де-Сен-Дени.

Последняя картина Валентина Ваньковича «Богоматерь Остробрамская» украшает алтарь парижского костела Святого Северина. Произведения мастера можно увидеть в картинных галереях Вильнюса, Варшавы, Кракова, Санкт-Петербурга. Иногда они возвращаются на родину портретиста, памятник которому стоит у входа в минский дом-музей Ваньковичей. Мастер и здесь неразлучен с палитрой и кистью.

Наполеон Орда

Будущего художника назвали в честь Наполеона Бонапарта, с которым национал-патриоты Речи Посполитой связывали надежды на восстановление независимости. Первой учительницей мальчика стала мать Юзефина. Она была талантливой пианисткой и мечтала, чтобы сын стал композитором.

Наполеон учился в Свислочской гимназии и на физическом факультете Виленского университета, окончить который не удалось. В 1827-м примерного студента отчислили за участие в тайном обществе «Зоряне», в котором он принимал участие еще гимназистом. 15-месячное тюремное заключение юноши закончилось отправкой под надзор полиции в отцовское имение Вороцевичи на Пинщине.

Мирский замок. Н. Орда. 1876 г. Фото: upload.wikimedia.org

В 1830-м Наполеон принял самое активное участие в Польском восстании. Отличившегося в боях, стрелка конной гвардии Орду отметили капитанским чином и престижной военной наградой — орденом «Virtuti Militari». После подавления мятежа он почти четверть века прожил за границей.

В Париже наш земляк продолжил занятия музыкой под руководством польского композитора Фридерика Шопена. Он и сам писал произведения для фортепиано: романсы, полонезы, серенады, мазурки. Одно время был директором парижской Итальянской оперы. Параллельно занимался и литературным творчеством, печатая очерки об известных современниках. Общался с Оноре де Бальзаком, Стендалем, Иваном Тургеневым, Джузеппе Верди и Джоаккино Россини.

Но известен Орда, прежде всего, как художник. Он был любимым учеником французского мастера архитектурного пейзажа Пьера Жерара. В своих мечтах Наполеон часто возвращался на родину и видел себя художником-путешественником. Они материализовались на пятидесятом году жизни, когда удалось вновь оказаться на земле предков. Живописец неустанно зарисовывал места, связанные с жизнью выдающихся личностей, и пейзажи с памятниками белорусской старины.

Несколько сотен этих рисунков и акварелей создали величественный и неповторимый образ Отечества той эпохи. На произведениях Наполеона Орды изображены Полоцк и Вильнюс, Витебск и Гродно, Могилев и Минск, Пинск, Логойск, Слуцк. Символами славного прошлого предстают Кревский, Мирский, Несвижский, Новогрудский, Лидский, Медницкий замки. Художник подарил нам на своих акварелях изображения старинных храмов: полоцких Софийского собора и Спасо-Ефросиньевской церкви. О некоторых потерянных исторических памятниках мы знаем сегодня только благодаря творческому наследию Орды.

Он умер в Варшаве, но был похоронен в фамильном склепе в городке Яново, ныне Иваново в 142 км от Бреста.

Подписывайтесь на нас в "Яндекс Новости" и "Яндекс Дзен"