Как купец Елисеев «переименовал» португальский портвейн

В комедии Николая Гоголя «Ревизор» один из главных героев упоминает какую-то «губернскую мадеру». С комментарием: «Неказиста на вид, а слона повалит с ног». Ещё со школьной поры недоумевал что это за напиток такой? Почему губернская, т. е. местного производства? Но ведь это вино производят на португальском острове Мадейра, в Атлантическом океане? И почему сладкое виноградное вино «слона повалит»?

Антураж магазина продуктов и вин братьев Елисеевых. Фото:im.kommersant.ru

С «губернской мадерой» всё оказалось просто и понятно: обычная кустарная подделка. Во времена Гоголя мадера была весьма популярна в России, и её активно подделывали, особенно в провинции. Другое дело мадера настоящая, «островная». Кто её привозил в Россию? Поначалу — иностранцы. И стоило вино очень дорого. А потом питерский купец Пётр Елисеев, один из славной династии купцов Елисеевых, рассудил: а почему бы самому не ввозить мадеру в Россию, зачем делиться прибылью с иноземцами? И отправился в 1822 году на Мадейру. Как он сам объяснял, путешествие было скорее ознакомительным, чем коммерческим.

Тем не менее, именно коммерческий успех превзошёл все ожидания Елисеева. На Мадейре русский купец прожил несколько месяцев, досконально изучил местную технологию виноделия. Из путешествия Елисеев вернулся с 20 бочками превосходной мадеры, а для дальнейших закупок португальского вина в Голландии были куплены три торговых судна с вместительными трюмами. Объём российского винного импорта благодаря деятельности Елисеева увеличился настолько, что петербургская таможня вынуждена была сделать специальный терминал с отдельным винным складом. А в собственных елисеевских подвалах разливали до 15 тысяч бутылок вина каждые сутки.

Розлив вина в елисеевских подвалах. Фото:iloserdie.ru

Винный бизнес настолько увлёк Петра Елисеева, что он совершил ещё три путешествия к местам произрастания «волшебной лозы». Названия посещённых им городов известны во всём мире по маркам производимого там вина: испанский город Херес, французский Бордо, португальский Опорто. Насчёт последнего могут возникнуть сомнения, звучит не очень похоже на производимый там портвейн. Дело в том, что название «портвейн» придумал для внутренней российской торговли сам Пётр Елисеев, во всём мире это вино называют «опорто» или просто «порто». Елисееву это название почему-то не понравилось, и он соединил португальский корень «порт» с немецким «вейн» (вино).

Владимир Царан.

Подписывайтесь на нас в "Яндекс Новости" и "Яндекс Дзен"