Как прусский Мемель стал литовской Клайпедой

После Первой мировой войны на карте Европы появилось много новых стран. Почти все они имели территориальные претензии к соседям. Не стала исключением и маленькая Литва. Ее руководители мечтали о Мемельском крае, который до сих пор принадлежал Восточной Пруссии. Организовав «народное восстание», они добились своей мечты. Немцы отомстили, но после поражения Третьего рейха Мемель вновь стал частью Литвы. И остается ей сегодня, хотя литовцы не любят вспоминать, что они получили её не совсем честно.

Клайпеда. Наши дни. Фото: avatars.mds.yandex.net

До середины XIII века земли, расположенные севернее Немана до Балтийского моря, местные жемайтские племена называли «Клайпедой». В 1252-м их захватили рыцари Тевтонского ордена и возвели крепость Мемель. Позже территория входила в состав герцогства Пруссия, Королевства Пруссия и Германской империи. Для жемойтов, которые впоследствии стали литовцами, возвращение исконных земель было минимальной компенсацией за столетия германизации.

Наследие Версальского договора

После окончания Первой мировой войны с карты мира исчезли четыре империи: Османская, Австро-Венгерская, Германская и Российская. Вместо них в Европе появилось много новых государств, одним из которых была Литва.

Ее независимость формально провозглашена 16 февраля 1918-го еще во время немецкой оккупации. Позже большевики пытались создать советскую республику — сначала Литовскую, а после Литовско-Белорусскую. Только после Московского договора, заключенного в июле 1920-го, страна вздохнула с облегчением, лишившись непосредственной коммунистической угрозы.

Оставалось избавиться еще от двух проблем. Первой из них являлся спор с Польшей за Виленский край. Эта тема заслуживает отдельной статьи, поэтому она будет затронута только косвенно. Второй – присоединение Мемельского края. О «воссоединении Малой и Великой Литвы» деятели литовского возрождения говорили добрую половину XIX столетия. «Великой» они называли земли, находившиеся под господством Российской империи, а «Малой» окрестили Мемельский край, на территории которого проживали десятки тысяч сограждан.

Мемель. Фото: i.pinimg.com

Была в этом стремлении и меркантильная причина. После провозглашения независимости возникла жизненная необходимость в стабильном источнике доходов и связи с остальным миром. Всё это мог обеспечить порт Мемель.

К активной реализации идеи объединения приступили сразу после развала Германской империи. 30 ноября 1918-го в Тильзите (ныне Советск, Калининградская область России) члены Государственного совета Малой Литвы приняли резолюцию, согласно которой часть Восточной Пруссии к северу от Немана воссоединялась с основной территорией государства.

Идею поддержали не все, поскольку госсовет не был признан странами Антанты. На Версальской конференции у сторонников присоединения нашелся сильный противник в лице Польши. Поляки были готовы уступить литовцам большие территории, но при условии возрождения Речи Посполитой, как федерации двух государств. Поскольку в Вильнюсе не согласились, появился компромиссный план.

В статьях 28 и 99 Версальского договора прописали, что Германия отказывается от прав на Мемель, а его дальнейшую судьбу будут решать страны Антанты (Великобритания, Франция). В 1920-м край стал подмандатной территорией Лиги Наций. Это означало, что управлять им будет международная администрация.

Подготовка к объединению

Планировалось, что администрация Мемеля будет англо-французской, но британцы от участия в управлении отказались. 15 февраля 1920-го германские войска окончательно покинули регион, и туда приехал новый правитель — французский генерал Доминик Адри. Он создал правительство края (директорат), в которое вошло семеро немцев. Часть из них и раньше работала в городской администрации, что возмутило литовцев. Они заявили, что нельзя отдавать власть представителям страны, проигравшей войну. К их мнению прислушались и ввели в состав двух представителей «государства победителя».

И Адри, и сменивший его Габриэль Петисне были не против создания нового Мемельланда. Франция делала ставку в Восточной Европе на Польшу и сквозь пальцы смотрела, как ее граждане активно осваивают новую территорию, скупая земли, дома и предприятия. В 1922-м поляки, которые уже на тот момент захватили Вильнюсский край, предложили обмен: Литва отказывается от Вильнюса, и за это получает Мемель.

Договориться не удалось, так как у литовцев появился новый план. Еще в феврале 1922-го консул в Мемеле, Йонас Жилюс, предложил захватить спорные земли силой. 20 ноября 1922-го во временной столице Литвы – Каунасе — прошло секретное совещание по его всестороннему обсуждению. Политики не были готовы к открытому противостоянию с Антантой. И решили воспользоваться прежним польским опытом по захвату Вильнюса.

Мемель. Фото: i.imgur.com

План был прост: выдать своих солдат за местную самооборону, поднять «восстание» и от его имени присоединиться к Литве. Общее руководство осуществлял премьер-министр Эрнестас Галвановскас. Спецподразделение возглавил офицер контрразведки Йонас Половинскас. За политическую и дипломатическую подготовку отвечал Жилюс. Через него шел денежный поток на пропаганду в местных СМИ.

Плану назначили наивысший уровень секретности. Подавляющее большинство депутатов и министров о его существовании не знало. Позже это помогло министру иностранных дел делать невинное лицо и отвечать на все претензии: «наших там нет». Йонас Половинскас сменил фамилию на Будрис (в переводе с Мемельского диалекта литовского — «бдительный»). Позже он не станет ее менять и будет служить консулом в Кенигсберге и Нью-Йорке.

Для бойцов отрядов Будриса закупили оружие у Германии, которая поддержала операцию, поскольку опасалась передачи края Польше. В Берлине посчитали, что в далекой перспективе возвратить земли обратно будет проще, если ими будет владеть страна, слабая в военном отношении. Литве выставили единственное требование — ввести самоуправление на новых землях.

Не против была и Советская Россия. Министр иностранных дел — Георгий Чичерин — посетил Каунас через девять дней после секретного совещания. Он обещал всестороннюю поддержку правительству страны при попытке Варшавы помешать реализации принятого решения.

Активная подготовка велась и в самом крае. Через границу тайно перебрасывались офицеры контрразведки. В Клайпеде и окрестных селах создавались отряды «литовской самообороны». Общее руководство осуществлял специально созданный «Высший комитет спасения Малой Литвы» (НКВМЛ).

Местная пресса, финансируемая из-за границы, нагнетала истерию о захвате города поляками. Писала об угнетении коренного населения, представителей которого бросают в тюрьмы за несколько слов, сказанных на родном языке. Призывала бороться за свои права с оружием в руках.

Местные жители и сами жаждали перемен. Валютой Мемеля оставалась немецкая марка, которая переживала не лучшие времена. Гиперинфляция почти уничтожила сбережения населения, начались перебои с продуктами из-за прекращения поставок из Литвы. Германия помочь ничем не могла. Взрыв назревал.

«Народное восстание»

10 января 1923-го должно было пройти совещание государств Антанты, на котором собирались определить статус края. До Каунаса дошли слухи, что Литва ничего не получит. Поэтому правительство решило перейти к решительным действиям. 7 января НКВМЛ объявил о восстании против господства иностранцев и обратился за помощью к «Союзу стрелков» — литовскому военному ополчению. Он ответил согласием, и через границу перешло около полутора тысяч хорошо вооруженных бойцов Будриса.

9 января НКВМЛ заявил о роспуске Директората. Вскоре вся территория края, включая границу с Германией, контролировалась «восставшими». Оставалось взять Мемель, который защищали 200-250 французов, несколько сотен полицейских и немецких добровольцев. «Повстанцы» были готовы бросить на штурм города больше людей, но неожиданно появились проблемы с оружием, с которым многие ополченцы обращаться не умели.

Потр Клайпеда. Фото: naviny.by

На их счастье немецкая часть гарнизона оставила позиции. Как потом оказалось, по распоряжению из Берлина. В результате вялые боестолкновения шли только два дня, и 15 января город был захвачен. В результате «штурма» погибло 12 «повстанцев», 2 француза и 1 полицейский. Трудно сказать, как пошли бы дела, если бы защитники решили сопротивляться дальше. Тем более что с 16 по 18 января в порт вошли польский, британский и несколько французских кораблей.

Они так и остались стоять на рейде из-за проблем в собственных государствах. Польшу потряс внутренний кризис после убийства ее первого президента, Габриэля Нарутовича. Великобритания желала возобновления торговли через Клайпеду. Во Франции появились проблемы в Рурской области, и все свободные солдаты были нужны там.

19 января НКВМЛ опубликовал декларацию, в которой просил литовское правительство присоединить Мемельский край к Литве. При этом планировалось сохранить автономию во всем — от налогов и сельского хозяйства до образования и религиозных вопросов. В Каунасе колебались недолго, и 24-го Сейм утвердил объединение. Только 26 января Комиссия потребовала от «повстанцев» покинуть территорию. Те отказались, и начались переговоры.

Много времени они не заняли. Уже через три дня Великобритания и Италия поддержали присоединение края к Литве. Условий осталось только три: сохранение автономии, денежные компенсации Антанте и совместное использование Немана литовцами и немцами.

Каунас праздновал победу, а «повстанцев» встречали в столице как героев. Мемель тут же переименовали в Клайпеду. Клайпедская декларация, которая окончательно зафиксировала переход города к Литве, была подписана в мае 1924-го в Париже. Литовцы считали это Великой Победой. Как писал один из руководителей их внешней политики, Пятрас Климас, «наши молодые дипломаты победили старых лис».

Подписывайтесь на нас в "Яндекс Новости" и "Яндекс Дзен"