Чем занимался Иоанн Павел II до того как стал Папой Римским и что связывает его с Беларусью

На карте паломничеств Иоанна Павла II Беларусь выглядит маленьким светлым пятнышком, приклеенным к огромному белому полотнищу России. Ни один римский понтифик не был на наших землях. В июне 1999 года во время своей предпоследней поездки в Польшу он проплыл Августовским каналом вдоль белорусской границы и, помолившись в старинной часовне Богоматери на озере Студзеничнем, сказал: «Я бывал здесь много раз, но как папа я здесь в первый и, наверное, в последний раз». Он не мог перейти границу и доплыть до самого Немана, но о Беларуси помнил и по-своему заботился.

Иоанн Павел II (Кароль Войтыла)Фото:avatars.mds.yandex.net

Компромиссная фигура

Кароль Войтыла не должен был стать римским папой. В августе 1978 года он принимал участие в конклаве, который избрал наместником Святого престола 65-летнего итальянца Альбино Лучани (Иоанна Павла I). Он простоял во главе католической церкви всего 33 дня и в конце сентября скоропостижно скончался от инфаркта.

Понтифика начали выбирать заново. Упорное соперничество разгорелось между двумя итальянцами — епископами Генуи и Флоренции. Когда стало очевидным, что ни один из них не сможет набрать необходимого количества голосов, выбор остановили на компромиссной фигуре кардинала из Кракова.

Италия была в шоке, ведь почти полтысячелетия Ватиканом правили только итальянцы и никогда — славяне. Но белый дым из трубы Сикстинской капеллы засвидетельствовал избрание одного из самых великих понтификов за всю историю католической церкви.

Впрочем, сердца настороженных итальянцев растопились мгновенно. 16 октября 1978-го новый папа, который в честь предшественника взял имя Иоанн Павел II, вышел на балкон площади Святого Петра и со своей легендарной улыбкой обратился к тысячам верующих: «Не знаю, смогу ли я правильно обратиться к вам на вашем… нашем итальянском языке. Если ошибусь, то поправьте меня». Собравшиеся встретили эти слова аплодисментами.

В голове только театр

Кароль Войтыла появился на свет 18 мая 1920-го в предместье Кракова. Его родители — Эмилия и Кароль — были искренними католиками. Отец, портной по профессии, служил сначала в австрийской, а после в польской армии, отдав воинской службе более четверти века.

Старший брат Эдмунд окончил медицинский факультет Ягеллонского университета, несколько лет отработал доктором и умер от скарлатины, спасая зараженных детей. Кароль всю жизнь хранил у себя его стетоскоп, как память о враче, который пожертвовал собственной жизнью ради спасения людей.

Августовский канал. Фото:grodnoinvest.by

После смерти жены в 1929-м и старшего сына в 1932-м отец уходит в отставку и полностью отдается воспитанию младшего. Подросток увлечен гимназическим театром, в котором получает главные роли наравне с дочерью директора гимназии Галиной Круликевич. Биографы впоследствии напишут, что их связывали романтические чувства, но правды так никто и не узнал.

В 1938-м учебное заведение посетил Краковский архиепископ Адам Сапега. Кароль, как лучший из выпускников, приветствовал его торжественной речью. Священник в ответ спросил харизматичного парня о желании стать на путь служения господу. На это местный ксендз — преподаватель религии, — сказал: «Его голова всецело занята только театром».

Профессию выбрала война

Вторую мировую войну студент филологического факультета Ягеллонского университета К.Войтыла встретил в Кракове. В первую пятницу месяца, как обычно, он пришел на исповедь в пустой костел, и в этот момент над городом появились немецкие бомбардировщики.

Потянулись мрачные годы оккупации. Юноша играет в любительском театре и пытается заниматься литературным творчеством. Чтобы избежать принудительного вывоза на работу в Германию, он работает в каменоломнях. Это была тяжелая и опасная работа. В 1941-м умирает отец. В условиях оккупации, тотального истребления польской идентичности и католицизма во второй половине 1942-го он решает стать ксендзом.

Подготовка священнослужителей была запрещена. Подпольная семинария функционировала в резиденции Адама Сапеги, в которой будущий папа Римский постоянно проживал, начиная с 1944-го. Рукоположение в сан состоялось в конце 1946 года.

Послевоенная Польша оказалась в зоне советского влияния. Положение католической церкви было не таким трагичным, как в Советском Союзе, но репрессивный аппарат своим внимание священников не обделял. В последние годы жизни Иосифа Сталина произошло несколько громких процессов против католических епископов. Их обвинили в сотрудничестве с США и Ватиканом, с нацистами в годы войны и других грехах.

Несмотря на это, за последующие полтора десятилетия К. Войтыла делает быструю церковную карьеру, пройдя путь от викария деревенского прихода до архиепископа, доктора теологии, авторитетного богослова, участника Второго ватиканского собора 1962-1965 годов.

Архиепископ осуждает

Краковский архиепископ пережил непростые, но при этом исключительно важные для истории Польши времена. Прежде всего, следует упомянуть обращение 1965 года польских епископов к деятелям католической церкви Германии с письмом «Извиняем и просим об извинении».

Католический костел в Минске. Фото: i mg.tourister.ru

Этот исторический документ был выдержан в христианском духе всепрощения, но коммунистические власти увидели в нем повод, чтобы обрушить на костел всю мощь пропагандистской машины. Поляки, понесшие страшные потери в годы войны, имея неопределенную границу на Западе, возмущались: за что мы должны просить прощения у немцев? Власти воспользовались этим недовольством в следующем 1966 году, подменив юбилей 1000-летия Крещения Польши празднованием «1000-летия польской государственности».

Далее был трагический 1970 год с выступлениями рабочих в Щецине, Гдыне и Гданьске и их жестким силовым подавлением. Над страной висел призрак гражданского конфликта с перспективой интервенции войск из стран Варшавского договора. Краковский архиепископ осудил власти за насилие, говоря о «праве людей на хлеб и на свободу». Церковь открыто не вмешивалась в конфликт, но своей ясной позицией, призывом к единству и помощи пострадавшим, существенно укрепила свой авторитет.

После событий на Поморье новые власти Польши начинают политику нормализации и меняют свое отношение к католикам, давая разрешения на строительство десятков часовен и костелов. Войтыла проводит время то в Кракове, то в Люблине, где преподает в Католическом университете, то в Ватикане, которому импонируют образованность архиепископа, его взгляды на различные проблемы отношений Церкви и общества. Например, он смело рассуждает о сексуальной жизни женщины, а также осуждает распространение контрацептивов.

Все это делает Войтылу заметным кандидатом на пост папы уже во время августовского конклава 1978 года. Но, как говорили свидетели, когда объявили понтификом Альбино Лучани, он вздохнул с облегчением.

Передышка, однако, была недолгой. Уже на октябрьском конклаве кардиналы убедились, что лучшего кандидат на папский престол найти не получится. Ко всем перечисленным выше качествам они могли добавить и его абсолютную невовлеченность во внутренние конфликты итальянских иерархов, а также происхождение из Польши — самой католической страны социалистического лагеря. Да и общий дух недавнего Второго Ватиканского собора требовал от католической церкви решительных перемен.

Папа для Беларуси

Белорусская католическая церковь за годы советской власти была фактически уничтожена. Священники оставались только в западных областях. Они, в подавляющем большинстве, прошли через сталинские лагеря и были поляками по национальности. Ксендзов-белорусов почти не осталось. Их либо выслали польские власти в довоенное время, либо истребили нацисты в годы войны, либо погубила карательная система СССР. Многие сами выехали на Запад сразу после Победы. Единственным белорусским ксендзом, открыто проповедующим в послевоенной Беларуси, оставался Владислав Чернявский из деревни Вишнево Воложинского района.

Иоанн Павел II с белорусскими проблемами никогда ранее не сталкивался. В 1979-1980 гг. с ним трижды встречался тогдашний лидер белорусских католических священников — епископ Чеслав Сипович. Он ходатайствовал о назначении епископом в БССР Владислава Чернявского. В дневнике Сиповича записано, что папа  «несколько раз молился за Беларусь», но своего наместника так и не назначил: религиозные дела не терпят спешки. Впрочем, он и не мог этого сделать просто так, не достигнув взаимопонимания с советскими властями.

В 1989-м, возводя в сан епископа Тадеуша Кондрусевича, понтифик неожиданно обратился к нему и всем присутствующим по-белорусски: «Большой является моя радость иметь возможность наделить священными полномочиями дорогого монсеньора Тадеуша Кондрусевича, которого я назначил апостольским администратором Минской епархии для католиков всей Беларуси. Желаю ему с родительской любовью успехов в ведении пастырской работы на этой просторной территории, и в то же время умоляю о Божьем благословении ему и всем верующим, доверенным его пастырской опеке».

Тадеуш Кондрусевич. Фото: teleskop-by.org

Решение произнести свою речь по-белорусски в такой исторический момент было принципиальным желанием Иоанна Павла II, на котором он настаивал, несмотря на сомнения некоторых лиц из своего окружения. Таким образом, он показал, что католическая церковь будет ценить и всемерно поддерживать белорусский язык.

Santo subito!

Сердце Иоанна Павла II перестало биться 2 апреля 2005-го. Во время прощания с ним на площади Святого Петра в Риме люди держали в руках таблички с надписью: «Santo subito!» — «Объявить святым немедленно!». Их желание сбылось всего через 6 лет: беатификация Иоанна Павла II состоялась 1 мая 2011 года.

Иоанн Павел II останется в истории католической церкви и всего мира многими делами. Для кого-то своими многочисленными паломничествами (объехал 129 стран, никакой другой папа столько не путешествовал) и огромным количеством объявленных святых (почти 500 человек), для кого-то принципиальным непринятием контрацепции и однополых браков, для кого-то признанием исторических ошибок Церкви и поиском общего языка с православными, иудеями и мусульманами.

Подписывайтесь на нас в "Яндекс Новости" и "Яндекс Дзен"