Как сложились судьбы отцов-основателей Беларуси. Часть II

Как сложились судьбы отцов-основателей Беларуси. Часть I

Полностью ответить на этот вопрос невозможно, хотя «отцы-основатели» Беларуси и были лидерами национал-коммунистического движения в 1920-х. О большинстве из них нет никаких упоминаний в литературе. Некоторые имена встречаются только в единичных исторических документах начала XX столетия, но вскользь, без отдельной статьи. Все более или менее известные судьбы – трагичны. Почти никто не  умер своей смертью: многие были обвинены в антисоветской деятельности, национализме, и  уничтожены.

Фото:avatars.mds.yandex.net

Тишка Гартный

О судьбе Дмитрия Жилуновича (Тишка Гартный), председателя правительства ССРБ, написано много и по-разному. Приведем только одну из версий, изложенную в книге воспоминаний Моисея Седнева «Жертвы большевизма». В 1936-м ее автор (тогда студент 4-го курса Минского пединститута) был арестован НКВД. На первом допросе ему было предъявлено обвинение в принадлежности к контрреволюционной организации, созданной целью отторжения Беларуси от СССР, чтобы сделать ее буржуазно-демократической страной по прибалтийскому типу. «Следователь с иронией заметил, что идейный руководитель «врагов народа» — это ваш знаменитый писатель Тишка Гартный …».

«Однажды, как обычно, меня после допроса вели в камеру. В полутемном коридоре почти столкнулись со встречным конвоем, который сопровождал Жилуновича. От удивления я остановился, чего, разумеется, делать было нельзя, и выкрикнул: «Здравствуйте, дядя Гартный!». Меня поставили лицом к стене и держали в таком положении, пока не стихли его шаги.

В камере я мучительно пытался понять, как случилось, что чекисты арестовали такого уважаемого и авторитетного человека, который, по моему разумению, был вообще неприкасаем. Вскоре мы оказались рядом на одних нарах. Я очень обрадовался возможности общаться.

Дмитрий Жилунович с сыном Фото:belsat.eu

Тишка Гартный утверждал, что Сталин решил уничтожить всё белорусское, духовность нашего народа, и более того —  его физически истребить… Ради этого органами НКВД и создан фиктивный Союз освобождения Беларуси. Его членов будут обвинять в измене государству и никого не пощадят.

Каждый день приносил просто невероятные новости: арестован нарком земледелия, нарком просвещения, командующий военным округом…. Потом пошли известные поэты, писатели, ученые…. Тюрьму набили битком. Всех круглосуточно таскают на допросы и бьют.

…Гартный сошел с ума. Возвращаясь после допроса, он прячется под скамейкой и тихо, испуганно шепчет: «Боже мой! Я покушался на самого Сталина….

…Год в тюрьме. Наконец-то дают ознакомиться с обвинительным заключением, из которого следует, что я пособник руководителей контрреволюционной организации, созданной «врагами народа» — Тишкой Гартным, Зарецким, Камышом и Дударем.

К этому времени Гартный уже давно был мертв. Он умер в апреле 1937-го в Могилевской психбольнице от воспаления легких».

Александр Червяков

Через два месяца после трагической смерти Д.Жилуновича  созывается 16-й съезд КП(б)Б. Первый  секретарь ЦК В.Шарангович гневно обвиняет не только ранее арестованных руководителей и видных деятелей Республики, но присутствующего в зале А.Червякова, наркома просвещения правительства ССРБ, неизменного председателя ЦИК, члена ЦК КП(б)Б. Присутствующим стало очевидно, что он первый в очереди к гильотине «большого террора». От съезда требуется лишь формальное изобличение его враждебной деятельности.

Смысл процедуры понятен и самому Червякову. Во время перерыва он идет в свой кабинет, запирает входную дверь на ключ и стреляет себе в голову. Когда сотрудники НКВД смогли наконец-то попасть внутрь помещения, то его нашли мертвым в своем правительственном кресле. Настольный календарь показывал дату 16 июня 1937-го.

Александр Червяков Фото:sonar2050.org

Как рассказывали очевидцы событий, о трагедии на партийном съезде официально ничего не сообщили. Однако, в редакцию «Звезды» позвонили из Дома правительства и приказали прекратить печать очередного номера, большая часть тиража которого была уже готова к отправке. Срочно вызвали наборщиков и на последней странице в самом низу мелким шрифтом вставили коротенькое сообщение: «Вчера покончил самоубийством сопредседатель ЦИК СССР  А.Р.Червяков».

Посреди ночи в типографию пришло новое распоряжение: добавить в заметку фразу «на почве семейных неурядиц». Весь отпечатанный тираж пошел в брак, всё, что успели отправить распространителям, вернули и заново переделали. Читатели получили газету с огромным опозданием.

Иосиф Адамович

В очередной день рождения В.Ульянова (Ленина) в купейном вагоне поезда Владивосток-Москва застрелился пассажир. Вряд ли кто попутчиков узнал в нем бывшего председателя СНК БССР Иосифа Адамовича.

Видный белорусский коммунист Адамович, хотя и не состоял ни в одной из Белорусских секций РКП(б), но на VI-ой областной партконференции Северо-Западного края голосовал за создание ССРБ. В то время он был военным комиссаром Смоленской губернии. В 1920-м, как член Военно-Революционного Комитета Минской губернии, вместе с Червяковым, Игнатовским и другими представителями различных союзов и партий подписал Декларацию о провозглашении БССР, в которой занимал различные руководящие должности от наркома военных дел до председателя ЦИК и СНК. С 1927-го работал в московском Сахарторге.

Иосиф Адамович Фото:img.google-info.org

«В тяжелом 1932-м — вспоминает его жена С.Шамардина, — над головой Адамовича «разверзлись небеса». Его сняли с должности и арестовали. Иосиф Александрович не стал хвататься за «спасательные круги», которые ему бросали высокопоставленные друзья. Он никого не тащил за собой и о смягчении собственной участи не просил. Ему все же помогли избежать серьезных наказаний и направили в Уссурийск строить сахарные заводы на Дальнем Востоке.

На новом месте он старался поддерживать максимально тесные связи с Беларусью. Выписывал наши газеты, встречался со старыми товарищами, которых партия направляла на самую дальнюю окраину страны… Последние годы период гибелью провел на Камчатке, куда с почти построенного сахарного завода в Уссурийске его направили начальником хозяйственного отдела…».

Когда многие его бывшие коллеги и сослуживцы по нескольку лет сидели в застенках НКВД, а некоторых уже не было в живых, неожиданно пришел вызов в Москву. Путь неблизкий. По-видимому, Адамович много думал о причинах столь срочного приглашения и пришел к выводу, что уже находится на краю Земли и дальше посылать его некуда. Следовательно, убьют. Зачем оттягивать неизбежное?

Город Свободный

Ректор госуниверситета Иосиф Кореневский, нарком юстиции Александр Сташевский и «родоначальник пролетарской белорусской поэзии», создатель литературной организации «Молодняк», редактора газеты «Советская Белоруссия» Михаила Куделько (Михась Чарот) по разным обвинениям оказались в числе первых строителей Байкало-Амурской магистрали. Для реализации этого грандиозного проекта был сознан специальный Бамлаг со столицей в городе Свободный.

Михаил Куделько Фото:upload.wikimedia.org

Через несколько дней после прибытия этапа Кореневского в числе других заключенных погнали особую колонну №66, где его следы теряются навсегда. Сташевский и Куделько пережили его ненамного. Оба погибли в декабре 1938-го.

Белорусский поэт, переводчик и прозаик Николай Чернушевич (Микола Хведарович), которому довелось в 1938-1940гг сидеть в застенках минского НКВД, рассказал интересную историю. В 1939-м его перевели в одиночную камеру, на стене которой он нашел текст последнего стихотворения Чарота, нацарапанный каким-то не очень острым предметом. Он годами сохранял его в памяти, чтобы опубликовать при первой возможности. Прощаясь с жизнью, М.Чарот писал:

«…Прадажных здрайцаў ліхвяры

Мяне заціснулі за краты.

Я прысягаю вам, сябры,

Мае палі,

Мае бары,

Кажу вам: я не вінаваты.

Паверце: я не вінаваты!»

Послесловие

В 1969 году с большой помпой праздновали 50-летие БССР. Тогда еще был жив Осип Дыло. Уже прошел и XX-й, и XXII-ой партсъезды, «осудившие и заклеймившие» культ личности Сталина. Прошла «оттепель», «популяризация» и «возрождение». Вы думаете, ему — единственному оставшемуся в живых очевидцу создания первой белорусской республики — послали приглашение на юбилейные торжества? И не близко!

Минск горел от красноты флагов. Гремели оркестры. Раздавались ордена… А где-то далеко, на глухой окраине чужого Саратова, одиноко доживал свой век 89-летний последний из «отцов-основателей» Беларуси. Он ему оставалось жить еще четыре года.

По иронии судьбы «отец отцов» Казимир Петрусевич — один из 9 делегатов первого съезда РСДРП, прошедшего в Минске в 1898-м — на много лет пережил всех наследников революционных социал-демократов и создателей белорусской республики. Как и все остальные делегаты первого съезда, он не присоединился ни к большевистской фракции РСДРП, ни российской Компартии, не признал ни СССР, ни ССРБ, ни БССР. Пережил, возможно, только потому, что после государственного переворота в Российской империи эмигрировал.

Подписывайтесь на нас в "Яндекс Новости" и "Яндекс Дзен"