Самый странный побег из СССР

Из Советского Союза жизнь на Западе казалась земным раем, о котором многие мечтали, а некоторые предпринимали отчаянные попытки исполнить заветное желание. Считается, что самый странный побег из «тюрьмы народов» совершен 13 декабря 1974-го океанографом Станиславом Куриловым. Он бросился за борт круизного теплохода где-то в Индийском океане, провел в воде без еды и пищи около 72 часов, преодолев вплавь в общей сложности свыше 100 морских миль.

Станислав Курилов Фото:pp.userapi.com

Среди многочисленных негласных запретов и ограничений, действующих в СССР, существовало жесткое правило отбора граждан, изъявивших желание посетить капиталистические страны по тем либо иным причинам. Массового туризма в запретный мир, как такового, не было. Единичные организованные группы формировались исключительно из «политически грамотных и идеологически выдержанных» товарищей, прошедших через мелкое сито спецпроверок Комитета госбезопасности.

Не менее сложными и проблемными были зарубежные поездки специалистов, приглашенных иностранными компаниями для совместной практической или научной работы. Им могли отказать без объяснения причин, иногда намекая на необходимость сохранения государственной тайны. Некоторые из тех, кому все же удавалось вырваться «за флажки», принимали решение не возвращаться обратно, навсегда рвали с родиной и близкими людьми.

История С.Курилова посреди общей массы различных случаев стоит обособленно. План изначально был смертельно опасным и безумным. Как оказалось впоследствии, беглец рядом с собой поставил на одну чашу весов судьбу собственного сына и родного брата, конец которого был трагичным.

Влюбленный в океан

Детство Станислава прошло в безводном степном Семипалатинске. Доподлинно неизвестно, когда и почему он «заболел» океанскими глубинами. Можно только предположить, что развитое абстрактное мышление и неуемная фантазия позволяла путешествовать по бескрайним просторам, вместе с любимыми персонажами произведений Жюля Верна. Десятилетним мальчуганом он бесстрашно переплывал Иртыш, а подростком целенаправленно поехал за мечтой в ленинградскую мореходку. Не взяли по здоровью – помешала близорукость.

Фото:ic.pics.livejournal.com

Парень не сдался. Отслужил в армии, и подал документы в гидрометеорологический институт Северной Пальмиры, в котором была специальность «Океанология». За время учебы освоил водолазное дело и уехал по распределению на самый Дальний Восток в Институт биологии моря.

Во всех делах Курилов стремился к совершенству, нещадно эксплуатируя разум и тело. Он основательно увлекся йогой, раздельным питанием и лечебным голоданием, изучил множество смежных дисциплин, погружался на запредельные глубины и пытался узнать максимум возможностей своего организма. Неудивительно, что столь уникальный специалист в 1967-м вошел в число элитной группы подводников, которым доверили испытания первого в мире автономного подводного дома «Черномор», способного продолжительное время функционировать на глубине до 20м.

Бежать, куда глядят глаза

Имя талантливого советского ученого стало известно на Западе и оттуда пошли весьма интересные и лестные предложения. Совместный проект был предложен даже самим легендарным Жак-Ивом Кусто. В научном мире не было человека, который смог бы ответить «нет». Согласился и Станислав, но зарубежная командировка на одном из бюрократических уровней не прошла согласование. Причину никто не объяснил.

Сегодня мы знаем, что формальный повод для отказа был: океанограф имел в Канаде сестру, ранее вышедшую замуж за иностранца и эмигрировавшую из СССР. «Ослепленный западной пропагандой», он, теоретически, мог принять решение не возвращаться обратно в Союз. «Наверху» предпочли не рисковать.

В конце жизни ученого вышла книга «Один в океане», основой которой стали личные дневники. В ней, в частности, описано, как в его голове, созрела и окрепла мысль сбежать из страны любой ценой:

«Терпение закончилось после очередного отказа в выдаче рабочей визы на зарубежные океанографические суда дальнего плавания. Обычно причину не указывали, а тут поставили резолюцию на личном деле, звучавшую, как расстрельный приговор: «посещение капстран в ближайшие два десятилетия считается нецелесообразным». Меня словно шибануло током. Внутри все заклокотало и встало на дыбы. Пожизненное заключение! «Двадцать лет без права переписки», что в сталинские времена означало только одно – смерть.

Неожиданно страх пропал, и появилось ощущение свободы. Родина сама избавила меня от обязательств. Я отчетливо осознал себя узником. Только блаженные способны испытывать высокие чувства к своей тюрьме. Как может нормальный человек мириться с тем, что его пожизненно заперли в клетке во имя каких-то малопонятных призрачных идей? Бежать прочь! Куда угодно, но бежать…».

Без захода в порт

Надо признать, что Станислав Курилов принадлежал в немногочисленной когорте ученых, для которых мира вне профессии не существует. Ничего, кроме исследования океанских глубин, его не интересовало. Если бы ему отказали в возможности заниматься делом всей жизни где-нибудь в Америке, то он, не раздумывая, покинул бы и ее. В данном случае территориальные, родственные или иные привязанности, подсознательно существующие у каждого человека, не действуют.

«В очередной грустный и сумрачный вечер я наткнулся на газетное объявление, приглашавшее желающих совершить увлекательный круиз в район экватора на комфортабельном туристическом лайнере «Советский Союз». Визы не требовались, поскольку посещение иностранных портов не планировалось. Три недели судно в автономном плавании будет бороздить океанские просторы, а путешественники смогут на время забыть о зимних холодах и насладиться летним зноем. Порт отправление Владивосток», — записано в дневнике нашего героя.

Фото:mysssr.com

Судьба предоставляла реальный шанс реализовать задуманное ранее, и он решился на «поездку в один конец». Конкретного плана действий не было, но появилась внутренняя уверенность в том, что всё получится. Составители книги указали, что круизный лайнер был частью репараций, полученных СССР после победы над Германией. При рождении он носил имя «Адольф Гитлер» и служил фюреру в качестве прогулочной яхты. Данное утверждение верно ровно на ту половину, что судно построено на немецких верфях в 1930-х годах и получено Москвой в качестве компенсации военных потерь. Авторы, очевидно, хотели усилить драматизм повествования

Если бы не…

Поздним вечером 13 декабря 1974-го Стас Курилов надел маску, ласты и перевалился через борт круизного судна, упав в воду с 15-метровой высоты. По предварительным расчетам, единственным безопасным местом для экстремального кульбита была корма. Во всех остальных случаях его бы неизбежно затянуло под винты. Предположение оказалось правильным, но оказавшись в океанских водах, беглец только чудом избежал удара огромной лопасти. Просто повезло.

«Свои шансы выбраться на берег я расценил так: если прыжок пройдет удачно, и я не погибну, ударившись о воду; если не встречу акул; если не захлебнусь или не утону от того, что тело не скрутят судороги; если волны не разобьют меня о скалы; если останутся силы  выбраться на пологий берег; если после всего этого я останусь в живых, то только тогда искренне поблагодарю судьбу за спасение».

Будучи физически сильным человеком и опытным аквалангистом, ученый, конечно, знал о своих возможностях, но сложность испытаний, выпавших на его долю, превзошла все ожидания. Почти трое суток пловца носило по океану. Поначалу пытался грести, не выбирая точного направления, а после полностью отдался волнам и течениям.

Пропажу «бойца», «отряд» заметил только за завтраком. Никто не знал, когда именно он исчез, и никто не верил, что адекватный человек способен добровольно выброситься за борт посреди океана. Если он, конечно, не самоубийца.

Здравствуй, сестра

Никогда не повторяйте подобное без специальной подготовки. Обычному человеку подобные испытания не по силам. Но герою нашего повествования вновь повезло, и волны выбросили его на песчаный пляж филиппинского острова Сиаргао. Впоследствии выяснилось, что «своим ходом» менее, чем за 72 часа, он преодолел около 100 морских миль, хотя, изначально думал о расстоянии впятеро короче.

С. Курилов (справа) Фото:static1-repo.aif.ru

Местные жители доставили «странного русского» в администрацию, чиновники которой долго ломали голову над тем, как правильно поступить в сложившейся ситуации, чтобы не создать проблем самим себе. Новость о необычном беглеце из СССР подхватили мировые информационные агентства, и в конечном итоге она докатилась до покинутой Отчизны.

Во времена Л.Брежнева «невозвращенцев» уже не считали «изменниками Родины» и близких родственников в колымские лагеря не сажали. Ни первая, ни вторая жена сумасбродного океанографа, ни его сын никак не пострадали. Единственным, кому пришлось ответить за всех, стал младший брат Валентин. Многоопытный штурман дальнего плавания был списан на берег, и жизнь понеслась под откос….

Смерь под водой

После формальных разбирательств С.Курилова переправили в Канаду. Жак-Ив Кусто его не дождался, поэтому пришлось поначалу трудиться разносчиком пиццы, потом торговать оборудованием для дайвинга, а после ходить рядовым сотрудником на различных научно-исследовательских судах.

В 1986-м предложили работу в океанографическом институте израильской Хайфы, на которую он с удовольствием согласился. Переехал. Женился в третий раз.

В 1990-м реабилитировали по заочному приговору 1974-го, по которому ученый должен был отсидеть долгих 10 лет. В 1991-м отрывки книги «Один в океане» напечатал журнал «Огонек». Подготовка к развалу Советского Союза шла полным ходом, поэтому героика подобного рода была актуальной и востребованной.

В новой России «подвиги» двадцатилетней давности стали никому не интересны. Родные приглашали погостить, но ехать не хотелось. То ли многое стало чужим и непонятным, то ли не хотелось смотреть в глаза детям брата, которого он фактически убил.

Станислав Курилов умер зимой 1998-го. Во время погружения в Тивериадское озеро он и напарник попали в рыболовные сети, из-за чего пробыли на глубине лишний час сверх безопасного времени. Инструкция в подобных случаях запрещает последующие спуски под воду в течение недели.

Каждый день научных исследований обходится в десятки тысяч долларов, а простои никто не компенсирует. Возможно поэтому, уже через двое суток он вновь отправился под воду. Произошло то, что и должно было произойти по законам жанра – океанограф умер в водах мирового океана. Ему шел 61-й год. В истории он остался самым странным беглецом из СССР.

Подписывайтесь на нас в "Яндекс Новости" и "Яндекс Дзен"