Откуда появились гопники или как в СССР человека «нового типа» воспитывали

Современный термин «гопник» используется применительно к представителям маргинальной молодёжи, ведущей криминальный образ жизни. Никому и в голову не приходит, что в своем первоначальном значении он имел диаметрально противоположное звучание. Речь идет о малоизвестном послереволюционном проекте уникальной советской коммуны под названием «Государственное общежитие пролетариата» или ГОП№1. Она была призвана символизировать абсолютно новую жизнь в стране Советов. Коммунары были полностью избавлены от рутины домашнего быта – питались в столовой, одежду и постельные принадлежности сдавали в прачечную, а все свободное время посвящали «формированию человека будущего».

Фото:avatars.mds.yandex.net

ГОП-коммуна

Первую ГОП-коммуну разместили напротив Николаевского вокзала Петрограда (ныне Московский) в зданиях бывшего Городского «общества призрения» (сегодня комплекс гостиницы Октябрьская). «Призрение» от слова «призор», что означает «присмотр», «уход». Приказы общественного призрения были созданы еще в XVIII по указу Екатерины II для руководства больницами, школами, приютами и прочими учреждениями социальной направленности.

Пролетарское общежитие должно было «приютить» провинциалов, приезжающих в российскую столицу в поисках заработков, местных люмпенов, а также беспризорников. Вследствие голода, разрухи, интервенции, гражданской войны и прочих послереволюционных катаклизмов количество малолетних бродяг в городе резко выросло. На них периодически устраивали облавы, а всех пойманных свозили в ГОП, так сказать, для формирования личностей нового пролетарского типа.

В одной из своих многочисленных статей В.Ленин призвал раз и навсегда отказаться от частных домашних хозяйств в пользу крупных социалистических форм. По его убежденному мнению, это был один из первых обязательных шагов на пути построения коммунизма.

«Чудовищно дикий, самый тяжкий и непроизводительный труд – это ведение домашнего хозяйства. В новом обществе не будет женщин-домохозяек, поскольку они станут полноправными строителями коммунизма…». Возможно, вождь мирового пролетариата искренне верил в то, что говорил, но апологеты обобществления его философские опусы воспринимали буквально. Они полностью избавили коммунаров от домашних проблем и забот в надежде, что высвободившееся время они посвятят образованию, полезному труду и культурному развитию. Реальность оказалась совсем не такой, какой она виделась большевикам.

Их нравы

Территориально ГОП№1, постепенно занявший весь комплекс зданий гостиницы «Северная», находился на улице Лиговской, которая стала проспектом лишь несколько десятилетий спустя. По внутреннему распорядку жизни, как пишут местные краеведы, пролетарское общежитие «нового типа» ближе подходило к бандитскому клубу с жесткими воровскими законами и понятиями. Возможно поэтому, его аббревиатура стала чаще употребляться в качестве «Гостиницы обездоленного пролетариата».

Фото:ic.pics.livejournal.com

К 1925 году только официально здесь проживало более четырехсот человек, не считая «гостей». По большей части это были молодые люди до 22 лет, имевшие за плечами определенный криминальный опыт. Концентрация воров, грабителей, налетчиков и прочих «деловых людей» в одном жилом квартале просто зашкаливала за разумные пределы. Одна из поговорок того времени сохранила для нас общее восприятие картины: «Количество гопников измеряется в лигах».

Это был один из самых опасных районов Петрограда. Суровые реалии были таковыми, что горожане обходили его за километр. Стоило кому-то перешагнуть условную черту, и в лучшем случае он гарантированно лишался денег или иного имущества, которое имел при себе. А денег «людям будущего» не хватало постоянно.

Старожилы вспоминают, что ежедневно к полудню обитатели коммуны поголовно были в изрядном подпитии и, как водится, требовали «продолжения банкета». Когда от алкоголя становилось скучно, они переходили на кокаин, считавшийся «развлечением аристократов». От него они просто дурели, и вытворяли такое, что «не налазит на голову».

Эксперимент с Государственным общежитием пролетариата окончательно закрыли в 1926-м. Последней каплей стало групповое изнасилование, совершенное коммунарами под воздействием алкоголя и наркотиков. Молодая деревенская девушка Люба Белякова только поступила на рабфак и любила гулять по тихим городским улицам. Идя от Таврического сада к Невскому проспекту, она вышла Лиговку и оказалась в руках неадекватных молодых людей.

Ее затащили в подворотню и надругались. «Свободную любовь» предлагали всем желающим за гривенник. Девушка выжила, но ее психическое и физическое здоровье сильно пострадало. Только перечень венерических заболеваний занимал в больничной карте целый лист, исписанный убористым почерком с обеих сторон.

Говорят, что задержанные насильники искренне удивились, когда «самый гуманный и справедливый» советский суд приговорил семерых из них к расстрелу. Они никак не могли совместить в своих головах столь неожиданный итог и революционную идеологию обобществления женщин в коммунистическом обществе, которую пропагандировали на каждом собрании. «Жен не будет. Все женщины станут общими. Они не будут обременены воспитанием детей. Эту функцию возьмет на себя государство…».

Когда ГОП№1 закрыли, а всех его обитателей распределили по лагерям и тюрьмам, освободившиеся здания передали гостинице «Октябрьская». Слово «гопник» начало свою собственную жизнь. Прошло сто лет. Не стало советского государства, многократно поменялись идеологии, а оно по-прежнему обозначает неотъемлемую часть социума, существующую вне времени.

Подписывайтесь на нас в "Яндекс Новости" и "Яндекс Дзен"