Восстание рыбаков озера Нарочь

За почти два десятилетия, прошедших между войнами, на территории Западной Беларуси состоялся ряд массовых выступлений против «польского ига». Часть из них была вызвана объективными трудностями жизни местного населения, а другая — деятельностью экстремистских элементов. Наиболее громким было восстание рыбаков с озера Нарочь в 1935 году. Ему даже посвящена поэма Максима Танка с одноименным названием «Нарочь».

В. Цвирко «Восстание рыбаков на озере Нарочь» Фото:fishtour.by

Напомним, что после государственного переворота 1917-го, больше известного под термином «Великой Октябрьской Социалистической Революции», и последующих авантюрных устремлений новой власти, исторические белорусские земли были фактически разделены на три части. Причем самая большая из них досталась Польше. Речь идет о более, чем половине современной территории, на которой появилось сразу четыре воеводства: Виленское, Белостокское, Новогрудское и Полесское.

Защитить «Громаду»

В соответствии с решениями Рижского мирного договора, заключенного в марте 1921-го, польские власти взяли на себя обязательства предоставить белорусам свободу вероисповедания, и создать условия для развития национальной культуры и языка. Однако, совсем скоро с их выполнением возникли большие проблемы. После «майского переворота» 1926 года и захвата власти Юзефом Пилсудским официальная Варшава взяла курс на жесткую ассимиляционную политику территории восточных воеводств.

Экономические реформы позитивных результатов не давали и только провоцировали возникновение напряженности в Западной Беларуси, которая периодически переходила в открытое противостояние между местным населением, польской полицией и администрацией.

В 1927 году власти запретили деятельность самой массовой общественной организации — «Белорусской крестьянско-рабочей громады». Именно она активно защищала национально-культурные права белорусских граждан Второй Речи Посполитой. В частности, боролась за освобождение крестьян от налогов, выступала за восьмичасовой рабочий день, помогала безработным. О популярности «Громады» свидетельствуют сохранившиеся членские билеты с шестизначными порядковыми номерами. Считается, что она была наиболее крупной европейской революционно-демократической структурой, фактически контролирующей многие районы страны.

В ответ на действие власти в феврале 1927 года в Коссово (современная Брестская область) произошла антиправительственная демонстрация. Люди из окрестных деревень собрались на рыночной площади и потребовали отменить решение о запрете БКРГ. Появились красные флаги и зазвучали коммунистические лозунги: «Прочь войну с СССР» и «Да здравствует Компартия Западной Белоруссии». По подсчетам полиции на митинге присутствовало порядка полутора тысяч человек.

Могила повстанцев в Коссово Фото:upload.wikimedia.org

Страсти постепенно накалялись, призывы активистов становились все более агрессивными и власти приказали открыть огонь по демонстрантам. В результате, шесть человек погибли и несколько десятков получили ранения. Похороны превратилась в очередную акцию протеста.

Уже при Советской власти могилы крестьян, погибших в феврале 1927 года, стали «символом борьбы против польского ига». В 1966-м в Коссово поставили обелиск в память о расстреле мирных жителей. До нашего времени он не сохранился.

Против реформ

Большую роль в организации антиправительственных выступлений играла территориальная организация коммунистов – КПЗБ, — которая была составной частью «Громады». Ее руководители ратовали за создание «революционной ситуации» в Польше, самоопределение территорий восточных воеводств и  ликвидацию помещичьего землевладения. Экономические трудности, проведение непопулярных реформ и жесткая политика ассимиляции только способствовали росту протестных настроений.

В 1931-м жители деревни Бараново Гродненского уезда выступили против реализации польской земельной реформы, направленной на развитие хуторов. Приехавший землемер так и не смог приступить к работе. В результате власти отправили в населенный пункт отряд полиции, который «успокоил» крестьян и взял ситуацию под контроль.

В марте 1932-го в деревне Осташино Новогрудского уезда белорусские крестьяне выступили против администрации. Их негодование вызвал местный колонист и помещик, скупавшие крестьянские земельные наделы, которые ранее были конфискованы за неуплату налогов. Пришлось вызывать полицейских, арестовавших зачинщиков беспорядков. Однако жители вооружились, как могли, и отбили своих земляков.

Силы конфликтующих сторон были неравными. Подошли подкрепления. Сопротивление постепенно прекратилось, а наиболее рьяных его участников задержали. Выездной суд приговорил четырех зачинщиков к смертной казни и через два дня их повесили. Тела несчастных похоронили на кладбище в Новогрудке. Пятеро участников «Осташинского восстания» получили пожизненную каторгу, а еще несколько десятков – различные тюремные сроки.

В июле 1933-го в деревню Леплевка Кобринского уезда под охраной нескольких полицейских прибыл очередной государственный чиновник. С определенного момента представители власти в населенных пунктах восточных воеводств без вооруженной охраны предпочитали не появляться. Как и в данном случае, она помогала не всегда.

Не смог совладать с народным волнением и целый полицейский взвод, поднятый по тревоге. Жители нескольких деревень Кобринщины объединились и разгромили поселения польских колонистов. Затем захватили оружие и атаковали полицейский участок в Новоселках. В ответ власти вынуждены были направить в очаг сопротивления усиленные армейские подразделения из Бреста-на-Буге, которые разбили слабо организованных повстанцев.

На суде, проходившем в Кобрине, участники восстания получили суровые приговоры. Была арестована и секретарь Брестского окружного комитета КПЗБ Регина Каплан. Она получила 15 лет тюремного заключения. В 1967 году в Новоселках советские власти установили памятный знак, напоминавший об этом событии.

В августе того же 1933 года против польских властей выступили жители Больших Радваничей. Они не только ограбили усадьбы колонистов, но и уничтожили телеграфную линию. В результате властям пришлось перевести Кобринский уезд на осадное положение, и только после этого повстанцы успокоились.

Победа рыбаков Нарочи

В 1932-м в польский Сейм принял, так называемый «рыбный закон», согласно которому все реки и озера на территории страны подлежали национализации. Озеро Нарочь было передано в управление дирекции Государственных лесов. Жителей поставили перед фактом: водоем передан в аренду некому землевладельцу Яблонскому. Крестьяне окрестных деревень наделяются преимущественным правом трудоустройства в его хозяйство.

Озеро Нарочь Фото:generalline.by

Пик сопротивления пришелся на лето 1935-го. Очевидно, местный люд вдоволь «наелся» нововведениями и стали рыбачить, как раньше. Хозяин озера вызвал представителей полиции, которые за нарушения законности забирали лодки и рыбу. В конечном итоге, оставшись без средств существования, жены рыбаков напали на «служителей порядка» и потопили их плавательные средства. События вокруг одного западно-белорусского озера грозили превратиться в общегосударственную проблему.

Для «проведения работы» с крестьянами в регион приехал виленский воевода и уездный староста. Однако, их увещевания и обещания должной силы не имели. В начале 1936-го к бунту присоединились жители практически всех окрестных деревень. Было захвачено хозяйство Яблонского, находившееся между Микольцами и Пасынками.

Нескольких бунтарей полиция задержала, но подавлять недовольство силой власти не решились и пошли на уступки. Они разрешили местным рыбакам выходить на промысел со своими неводами, а улов сдавать в дирекцию Государственных лесов по фиксированной цене в 50 грошей за килограмм. Промысловики также получили право его реализации и в других местах. Ущерб за конфискованную рыбу был возмещен.

P.S.

Собственно, этим событиями исчерпывается тема «польского ига» и вооруженной борьбы западно-белорусского народа против «польских панов». Все конфликты носят чисто хозяйственный характер. Никакой политической подоплеки у них нет. Это означает, что никто не рвался в СССР и воссоединяться с советскими «братьями по крови» не собирался.

Впрочем, желание компартии Западной Беларуси «разжечь пожар мировой революции» и создать независимую республику в составе Польши тоже вполне объяснимо. Беспокойства о ее дальнейшей судьбе были небезосновательны. В 1938-м КПЗБ исполком Коминтерна своим решением распустил.

Примечательно, что в период 1921-1939гг «польские паны» казнили только 11 белорусов и еще пятерых отправили на пожизненное заключение. Сколько наших соотечественников загубил «Большой террор» 1937-1939гг. в советской Беларуси, как говорится, известно только архивам НКВД.

Подписывайтесь на нас в "Яндекс Новости" и "Яндекс Дзен"