Как польский Elektrit стал белорусским Горизонтом

Головным предприятием современного белорусского холдинга «Горизонт» — самого крупного производителя бытовой электроники на постсоветском пространстве – является одноименный минский радиозавод, носивший на заре своего рождения в ноябре 1940-го имя В.Молотова. Совсем немногие знают, что его первоначальной базой стало лесопильно-мебельное производство «Деревообделочник», в цехах которого установили технологическое оборудование, демонтированное после присоединения Западной Беларуси со знаменитого польского предприятия «Elektrit». Вместе со станками и технической документацией привезли инженеров, рабочих и их семьи. Впоследствии за ненадобностью многих из них либо расстреляли, либо сослали в колымские лагеря.

Фото:img4.manonamai.lt

Начало истории

Радиотехническое общество «Elektrit» было основано в 1925-м в Вильно на улице Виленской, 24. Напомним, что в период 1918-1939гг. современный Вильнюс был польским городом. Изначально оно представляло собой специализированный магазин по продаже импортных радиодеталей, в небольшой мастерской которого ремонтировали радиоприемники. Руководили фирмой представители местного бизнеса Самуил и Григорий Хволесы, а также Наум Левин.

Уже через два года после начала предпринимательской деятельности они начали собирать первые детекторные приемники собственной конструкции, получивших золотые медали на международных выставках в Париже и Флоренции. Почти сразу пришли крупные оптовые заказы. Инвестиции и рост оборотного капитала позволил организовать производство необходимых деталей, в том числе трансформаторов, конденсаторов и звуковых колонок. В начале 1930-х радиоприемники из Вильно в Западной Беларуси стали самым желанным приобретением для каждой семьи.

Сотрудничество с Австрией

В 1934-м компания «Elektrit» приобрела у австрийской фирмы «Minerwa» лицензию на изготовление ультрасовременных, по тем временам, приемников. Буквально на следующий день после подписания договора из Вены прибыла группа инженеров и технологов для оперативной организации производства новой продукции.

Радиоприемник Herold Фото:img-fotki.yandex.ru

В 1936-м закончилось строительство трех новых заводских корпусов. В это время предприятие уже занимало территорию общей площадью в 10.300кв.м. Внутри находилось всё необходимое: автопарк, большая столярная мастерская, электростанция, современная инженерная лаборатория, склады и производственные цеха, в которых непрерывно работало 6 сборочных конвейеров.

В середине 1930-х годовой объем продукция «Elektrit» составлял 54тыс. радиоприемников, а сумма чистой прибыли – 6,4млн. злотых, что по тогдашнему курсу примерно равнялось 1,2млн. долларов. На радиозаводе трудилось более 1.100 специалистов, в том числе выдающиеся инженеры и технологи из многих стран Европы.

Фото:plastinka-rip.ru

Основу успеха бизнесменов из Вильно составило пресловутое импортозамещение. Менее чем за десять лет им удалось заменить свыше 80 процентов зарубежных деталей отечественными аналогами. При этом до самого последнего дня радиоприемники фирмы «Elektrit» комплектовались голландскими лампами «Philips» и британскими магнитами для динамиков.

Ассортимент продукции существенно расширило производство микрофонов, мегафонов, звуковых колонок и оборудования для кинотеатров. Особый шик виленской продукции придавал оригинальный дизайн деревянных корпусов. Не было выпущено ни одного аппарата из бакелита (пластической массы на основе формальдегида и фенола). Почему? Считалось, что только дерево способно обеспечить идеальную звукопередачу.

Против Philips и Telefunken

Предприятие выпускало радиоприемники для всех социальных групп: от дорогих многоламповых изделий, лучшие образцы которых, например, украшали дворец Радзивиллов в Несвиже, до бюджетных трехламповых моделей, доступных каждой деревенской школе. В длинной линейке продукции были и переносные аппараты, работавшие от батареек.

Менеджмент фабрики скрупулезно отслеживал все новые тенденции, возникавшие на довольно плотном рынке бытовой электроники, и практически ежегодно запускал в серию качественно новые продукты. Ему приходилось остро конкурировать с голландской компанией «Philips» и немецкой «Telefunken». Ожесточенная борьба за покупателя между тремя производителями, как правило, достигала своего апогея в период осень-лето следующего года. С июня и по август непримиримые соперники брали передышку на разработку новых моделей.

«Ранней весной собственники «Минервы» передавали нам свои наработки для освоения. За лето мы отрабатывали всю технологическую цепочку: готовили рабочие чертежи, места для непосредственных исполнителей, контрольную аппаратуру, конвейеры и так далее. Лампы закупали на дочерних предприятиях «Филипса» и немецкой фирмы «Тунгсрам», располагавшихся в Варшаве», — вспоминал Вениамин Пумпянский, служивший инженером в «Elektrit».

Польский радиоприемник Komandor Фото:oldradioxx.ruoldradioxx.ru

В сезоне 1936-1937гг. специалисты компании разработали 7 новых типов радиоприемников, реализованных в 15 разных моделях. На следующий год — 6 типов/15 моделей и в последний год своего существования — 9 типов/18 моделей. В стадии создания было еще 6 перспективных разработок, но свои коррективы в производственный график внесло начало Второй мировой войны.

Наиболее дешевый аппарат от фабрики «Elektrit» стоил около 200 злотых, а стоимость самых дорогих колебалась в пределах 900-1000 злотых. Если цены 1930-х перевести на современные деньги, то виленские радиоприемники могли бы стоить в пределах $400-2.000. Почему так дорого? Например, модель  «Опера» впервые была оснащена двойными динамиками, а «Океаник» специально разрабатывалась для использования в тропических условиях. Ее появление связано с притязаниями Польши на заморские колонии в Африке и Латинской Америке.

В 1937-м экспортные поставки осуществлялись в Швецию, Югославию, Германию, Чехословакию, Польшу, Британскую Индию, Северную Африку, Бразилию и страны Ближнего Востока. Официальные представительства компании работали в Софии и Хельсинки.

Виленские инженеры не гнушались заниматься промышленным шпионажем. Посещая международные выставки, они копировали все лучшие и перспективные идеи, многие из которых впоследствии удавалось воспроизвести. Это вовсе не означает, что конструкторы в Вильно себя исчерпали и больше ничего не генерировали. Уникальных изобретений стало настолько много, что перед самой оккупацией появилась возможность разорвать сотрудничество с «Минервой».

После начала Второй мировой войны

После нападения Германии на Польшу 1 сентября 1939-го предприятие не останавливалось. 17 сентября передовые части Красной Армии перешли границу, и практически не встречая сопротивления, вошли в Вильно. Для польского руководства это стало полной неожиданностью, поэтому эвакуировать фабрику не успели.

Очевидцы этих событий впоследствии вспоминали: «Мы думали, что Вильно займут немцы. Они уже были в Белостоке. Но 17 сентября мы узнали, что на город идет Красная Армия. Стало понятно, что займет его первой. Так и случилось. Завод еще какое-то время работал по инерции и вскоре полностью остановился. С сотрудниками рассчитались приемниками из складских запасов. Самуил Хволес успел вывести деньги в один из английских банков и эмигрировал. Григорий Хволес перебрался в Ковно (Каунас) и во время войны, как говорили, погиб в гетто. Наум Левин остался[…] Вскоре нас пригласили на общезаводское собрание. В основном пришли те, кто придерживался «левых» взглядов. Присутствующий в зале нарком местной промышленности БССР Я.Каган предложил всем перебраться в Советский Союз, поскольку в Вильно предприятие больше работать не будет. В СССР для нас пообещали создать наилучшие бытовые условия».

эмблема минского радиозавода им Молотова Фото:d3n32ilufxuvd1.cloudfront.net

Демонтаж оборудования шел три дня. С завода забрали все: от станков до пепельницы из кабинета директора. Погрузку осуществляли красноармейцы. Эшелон охраняли внутренние войска НКВД. Последний из оставшихся хозяев – Н.Левин – пытался сопротивляться, но его арестовали и сгноили в колымских лагерях. Ходили слухи, что после нескольких лет заключения он сошел с ума и все время повторял одну фразу: «Верните мой завод».

«На станции Молодечно нас ожидал советский поезд. Вагоны стояли на соседних путях напротив друг друга. Красноармейцы перенесли ящики с оборудованием. Рабочих перевели в другой эшелон. Всего в СССР поехало порядка 500 семей (около 2.000 человек). В столицу БССР поезд пришел 13 октября. Грязь в городе была невообразимой. Распределили нас по общежитиям на улицах Московской и Ленинградской. Еще два дома выделили на Долгобродской. Только потом мы узнали, что завод будет находиться в Минске. Вскоре нам выдали временные советские паспорта. Почему-то на простых бумажках. Для организации производства группу инженеров вывезли на какую-то старую деревообрабатывающую фабрику, находившуюся в районе Комаровской площади…», — вспоминал В.Пумпянский.

Гордость БССР

Минский радиозавод имени Молотова создавали в период декабря 1939-го по ноябрь 1940-го. В максимально сжатые сроки виленских инженеров обязали передать знания и практический опыт советским специалистам. Когда делиться стало нечем, часть из них обвинили в «антисоветской деятельности» и арестовали. Позднее кого-то расстреляли, а иных отправили на лесоповал.

Первыми изделиями нового белорусского предприятия стали точные копии радиоприемников «Herold» и «Komandor» под названиями «КИМ», «Пионер» и «Маршал». Польские схемы адаптировали к советским лампам и комплектующим элементам. Изделия по внешнему виду и культуре производства настолько разительно отличалась от аналогов, производимых в СССР, что к старому инженерно-техническому персоналу стали относится, как к небожителям, спустившимся на землю по воле коммунистической партии.

Довоенный радиоприемник Маршал Фото:rw6ase.narod.ru

Часть готовой продукции, привезенной из Вильно, быстро распродали через минские магазины. Что-то досталось местным и союзным руководителям в качестве подарков. Все понимали, что «минские радиоприемники» на несколько голов выше всех остальных.

Новые испытания

В июне 1941-го предприятие остановили. Пожар войны быстро докатился до Минска. Город ожесточенно бомбили, но корпуса радиозавода уцелели. Оборудование либо не планировали эвакуировать, либо не успели вывезти в виду отсутствия такой возможности. Всё в целости и сохранности досталось врагу. Во время немецкой оккупации на территории завода располагался еврейский рабочий лагерь. После войны выпуск радиоприемников был возобновлен.

Ряд старых инженеров, сумевших выжить в минском гетто, в послевоенные годы обвинили в измене Родине и пропустили через тюрьмы НКВД и ГУЛАГ. В их числе оказались Меер Гершатер и Сигизмунд Конюшко. Под пытками они «сознались», что в июне 1941-го намеренно уклонились от эвакуации с целью остаться на оккупированной территории. Им также инкриминировали «прослушивание радиопередач польского эмиграционного правительства из Лондона».  Помимо этого, М.Гершатер получил клеймо «активного пособника нацистов», поскольку в сентябре 1941-го был назначен начальником цеха радиозавода, а позже занял должность технического директора.

Послевоенный радиоприемник Минск Фото:forumimage.ru

После возобновления производства в 1947-м на Минском радиозаводе собирали довоенный приемник «Маршал», но уже под торговой маркой «Минск». Предприятие еще много раз меняло название, каждый раз повинуясь очередной политической целесообразности. В 1972-м оно обрело свое «крайнее» имя – «Горизонт». Сегодня государство активно ищет для него нового собственника.

Подписывайтесь на нас в "Яндекс Новости" и "Яндекс Дзен"