Ни шагу назад: правда и вымысел о приказе №227

В июле 1942-го Нарком обороны И.Сталин подписал приказ №227, оставшийся в истории под призывом «Ни шагу назад!». Он запрещал самовольно оставлять позиции, вводил в обиход штрафные части и заградительные отряды, призванные расстреливать всех проявивших слабость духа и силы воли. Отдельные историки трактуют его, как наглядный пример человеконенавистничества сталинского режима. Другие склонны считать отрезвляющей пощечиной, выведшей армию из состояния ступора, возникшего после тяжелых поражений летней кампании 1942-го. Давайте разберемся, как оно было на самом деле.

Текст Приказа №227 Фото:excursion-volgograd.ru

Осуждаем, но не читали

Довольно часто сегодня звучат тезисы о бездарности советского командования, лучшие представители которого были уничтожены в годы «Большого террора». Оставшиеся «карьеристы и лизоблюды» в угоду Сталину фактически сделали из красноармейцев смертников. Их поднимали в бессмысленные атаки практически безоружными, а сзади стояли пулеметы заградотрядов. Тех, кого не уничтожал противник, расстреливали свои. Фашистов не победили, а завалили трупами. И, как жирная точка в конце повествования, известное высказывание маршала Г.Жукова: «Солдат не жалеть! У нас их много, а бабы еще нарожают».

Здесь и начинается вымысел, целью которого является очернение реальности. Из-за этого кое-где начинают сносить памятники «маршалу победы», изображая его кровожадным мясником. А он этой фразы не произносил.

Ее в несколько ином виде сказал К.Ворошилов, приказывая А.Власову в первую очередь выводить из окружения бронетехнику. Однако «красный маршал» сам по себе автором изречения не являлся. Он взял ее из исторических романов, причем не только русских. Например, капитаны английских кораблей в средние века в подобных ситуациях произносили фразу, которую можно перевести, как «У короля нас много!».

Негатив в отношении приказа №227 сформировался во многом из-за того, что многие читают  публицистику, но незнакомы с первоисточником. Зачастую, текст документа вырывается из исторического контента, оттого теряется смысловая нагрузка. Нужно задуматься над тем, что иначе было просто нельзя.

Надвигающаяся катастрофа

К началу лета 1942-го положение на фронтах стало катастрофическим. Наступление на Харьков провалилось. Советские армии были полностью разгромлены и уничтожены. Невозвратные потери (убитые, пленные и пропавшие без вести) оценивались в районе 500 тыс. человек. Нацисты оккупировали Крымский полуостров и вошли в Севастополь. Немцы стремительно продвигались к Сталинграду. В первые дни июля пал Воронеж. Через две недели пришлось оставить Ростов-на-Дону.

Плакат времен ВОВ Фото:img-fotki.yandex.ru

Красная Армия отступала. В воздухе висела пелена безысходности. Выход к Волге означал не только потерю стратегических транспортных артерий и ресурсной базы. В войну могла вступить миллионная Квантунская армия, стоящая в Маньчжурии в ожидании благоприятной обстановки. Одновременно сражаться на двух фронтах Советский Союз физически не мог, что означало поражение с тяжелыми предсказуемыми последствиями. Кроме того, противник прорвался на Кавказ и устремился к бакинским нефтепромыслам. Нефть – это кровь войны. При ее отсутствии вся техника превращается в груду бесполезного металла.

Катастрофа неумолимо надвигалась. О скором вступлении в войну на стороне Германии заявило правительство Турции. В Лондоне уже не верили в возможность кардинальных изменений сложившейся ситуации и приступили к планированию массированных авиаударов по нефтедобывающим предприятиям СССР, которые не должны были достаться вермахту. Союзные обязательства У.Черчилля заботили мало, поскольку всё шло к тому, что в течение нескольких ближайших месяцев Москва падет.

От Ставки Верховного Командования требовалось принятие экстраординарных решений. Одним из них и стал приказ №227.

Жесткий и беспощадный

В тексте приказа нет никакой патетики. Он предельно искренен и одновременно жесток и беспощаден. В преамбуле констатация фактов: отступление носит массовый, и даже панический характер. Из-за этого, в частности, практически без боя оставлены Новочеркасск и Ростов. Гражданское население проклинает красноармейцев, спасающихся бегством и оставляющих свой народ на произвол врага».

Предельно откровенно сказано о потерях: враг захватил Украину, Беларусь, Прибалтику и ряд областей РСФСР. На оккупированных территориях осталось свыше 70 млн. советских граждан. Ежегодные совокупные потери только по хлебу и металлу оцениваются, соответственно, в 80 млн. пудов и 10 млн. тонн. Ресурсное преимущество перед нацистской Германией быстро тает. Еще немного и его не останется вообще. Каждая следующая оставленная пять земли неумолимо приближает нашу общую гибель…».

Без права на трусость

Те, кто самого приказа не читал и обстановку на фронтах летом 1942-го не изучал, при его оценке пользуются тремя общеизвестными постулатами. Они искренне убеждены, что И.Сталин категорически запретил отступление, как тактический маневр. Если кто-то самостоятельно и решался на подобные действия, то его беспощадно расстреливали загранотряды НКВД. И, наконец, популярный телесериал «Штрафбат» открывает нам всем глаза на истинное положение дел в армии: командование «латало дыры» своих просчетов безоружными смертниками, которых специально и противозаконно сгоняло в штрафные подразделения.

Кадр из сериала «Штрафбат»

В данном случае в одну кучу свалены факты, мифы и художественные вымыслы. Меняешь пропорции и получаешь желаемый результат. Начнем с того, что в приказе действительно написано «ни шагу назад». Однако, продолжение фразы «… без приказа вышестоящего командира». Логически следует, что самовольное оставление рубежа будет наказываться максимально строго.

Каждый кадровый военный понимает, что, скажем, командир взвода знает боевую задачу своего подразделения и двух соседних. В общих чертах известна ему и задача роты, и даже батальона. Вместе с этим, никто не имеет права принимать самостоятельных решений, отличных от первоначального приказа, поскольку попросту не видит общей картины боя. Самовольный отход одного взвода влечет за собой либо гибель его соседей, либо их вынужденное отступление. И далее всё рушится, как костяшки домино, — роты, батальоны, полки…. Это не война, а хаос и безобразие, которое необходимо пресекать на корню, иначе поражение и смерть.

Сколько бойцов расстреляно заградотрядами

Действительно по приказу были сформированы части НКВД, получившие исключительное право расстреливать паникеров. Однако, реальность далека от художественного вымысла литераторов и кинематографистов. Архивные документы, характеризующие деятельность заградительных отрядов, находятся в открытом доступе.

В частности, за три первых месяца после оглашения приказа №227 ситуация на Донском фронте выглядела следующим образом: самовольно сбежало с передовой 36.108 человек. Из них возвращено к месту службы и отправлено на переформирование 33.992 человека. Осуждено к отбыванию в штрафбатах – 1.089. Арестовано – 735. Расстреляно – 292.

Расстрел паникеров и дезертиров Фото:paraparabellum.ru

В целом получается, что спецподразделения НКВД играли роль надежного сдерживающего фактора. Общее количество тяжких преступлений составляет менее одного процента от общего числа нарушений приказа. Практически всех, кто поддался «стадному инстинкту» («все бегут — и я бегу») возвращали обратно — идите и воюйте. Если части уже не существовало, то направляли на пересыльные пункты.

Немногие также знают, что на загранотряды возлагались задачи по охране тыла и борьбе с диверсионными группами противника. В случае прорывов линий обороны они вступали в бой, как обычные пехотные части.

Передовой опыт нацистов

Идея формирования специальных подразделений из нарушителей воинской дисциплины принадлежит Готтлобу Бергеру – начальнику штаба войск СС. Первым командиром особой группы в сентябре 1940-го стал его старинный приятель Оскар Дирлевангер. Потом к нарушителям добавили уголовников и прочие отбросы общества. К зиме 1942-го она разрослась до полка, бойцы которого отличались особой жестокостью к мирному населению.

Вермахт шел уже по проторенному пути и сформировал десятки штрафбатов, которые бросал на самые опасные участки фронта. Солдаты, лишенные прежних званий и наград, должны были кровью смывать собственный позор. Нужный эффект повышения дисциплины был достигнут в максимально сжатые сроки.

Согласно приказу, фронт формировал до трех штрафбатов из числа командного состава среднего и старшего звена по 800 штыков в каждом. Соответственно, армия – до десяти рот по 200 бойцов, ранее бывших рядовыми и младшими командирами. Их основной общей провинностью была трусость, проявленная в бою.

Фиксированный срок отбытия наказания составлял 3 месяца, после чего военнослужащий отправлялся либо в свою часть, либо в новое подразделение. Мужество и героизм, проявленные в ходе боевых действий, а также ранения являлись причиной для досрочного освобождения. Нередки случаи возвращения штрафников в регулярные части с орденами и медалями на гимнастерках.

Соответствует действительности тот факт, что подобные формирования использовались там, где было смертельно опасно. Численность потерь превышала среднестатистические показатели до 6 раз. Вместе с этим, говорить о смертниках или «пушечном мясе» в корне неверно. На фронте есть работа, которую кто-то должен непременно делать. Пусть даже ценой собственной жизни.

Капля в море

На самом деле штрафбаты в военном плане представляли собой весьма серьезные и боеспособные подразделения, сформированные из бывших офицеров, которые обладали и необходимыми знаниями, и опытом ведения боевых действий в самых сложных условиях. Поэтому их и бросали на ответственные участки фронта – туда, где потери среди новобранцев или плохо обученных солдат могли быть еще выше. Материально-техническое снабжение соответствовало общепринятым нормам, поскольку командованию необходимы были не смерти, а эффективное решение поставленной задачи.

О роли штрафных подразделений в общую победу над врагом можно судить по цифрам статистики. В период 1942…1945гг. их численность оставалось постоянной, но в процентном соотношении снизилась с 2,8% в 1943-м до 1,2% в 1945-м. Принято считать, что в штрафниках побывало немногим менее 500 тыс. красноармейцев. Их доля в общем количестве мобилизованных в РККА (34.476.800чел.) составляет чуть более одного процента.

Приказ №227 был суровым, жестким, но крайне необходимым. Он стал неотъемлемым элементом обеспечения победы под Сталинградом и коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны.

Подписывайтесь на нас в "Яндекс Новости" и "Яндекс Дзен"