Тайна проклятия Ягеллона

Великий князь литовский, король польский Казимир IV Ягеллончик приказал поместить в своей крипте следующую надпись: «Разрушитель этой работы будет проклят». Через пятьсот лет 15 ученых, которые открыли захоронение, скончались один за другим. Так возникла легенда о «проклятии Ягеллона», которая стала в один ряд с «проклятием Тутанхамона». Неужели Казимир IV действительно предостерегал потомков от вскрытия собственного саркофага, на котором выбита надпись: «Знаешь ли ты, что руки королей уходят далеко?».

Фото: i.pinimg.com Часть надгробия Казимира IV Ягеллончика

Пятница 13-е

В пятницу 13 апреля 1973 польские ученые пробурили стену погребальной камеры великого князя и короля Казимира IV (1427-1492), расположенную в часовне Святого Креста на Вавеле в Кракове. Решение об исследовании захоронения было принято еще в конце 1972 года, когда в одном из главных храмов столицы Королевства Польского и Речи Посполитой начинались строительные работы.

Вскрытие могил на Вавеле давно не являлось чем-то необычным. Например, начиная еще с XVII века, неоднократно открывали гроб канонизированной королевы Ядвиги: в 1887 году — для художника Яна Матейко, а в 1949 и 1976 годах — с целью определения сохранности останков. В 1902 году проводили эксгумацию четвертой жены Ягайло — Софьи Гольшанской, матери Казимира IV. И только после открытия захоронения ее сына почти все участники процесса быстро умерли. Это выглядело мистически, поскольку жертвами неведомой силы стали здоровые мужчины среднего возраста.

По приглашению Польской католической церкви ученые должны были вскрыть захоронение, чтобы проверить, не пострадала оно во время Второй мировой войны. За работами под руководством профессоров Ежи Шибловского и Альфреда Маевского следил ксендз Франтишек Валантик.

И вот 13 апреля 1973 году ученые пробурили насквозь стену толщиной 90см, за которой располагалась погребальная камера. Маленькое отверстие (2см) не позволило, как следует рассмотреть, что находится внутри. Свою помощь предложил инженер-строитель Ян Мырляк, большой любитель археологии.

Кто первым войдет, тот первым и уйдет

На другой день ученым передали приспособление, названное «кошачьим глазом». Оно состояло из длинной проволоки, на конце которой находилась батарейка и небольшая лампочка. Однако желаемого результата это устройство не принесло. Через дыру в стене были видны только несколько непонятных деревянных кусков, а игра теней пробуждала фантазию.

После многочисленных безрезультатных попыток усовершенствовать технику наблюдения 7 мая археологи решили убрать один из каменных блоков, из которых состояла стена. Вход в погребальную камеру Казимира IV был открыт. Оставалось дождаться официального разрешения от церковных властей.

Но исследовательский интерес победил — присутствующие решили, что могут осмотреть могилу до получения разрешения. Единственным, кто выступил категорически против таких действий, был Стефан Валье. Он пытался отговорить коллег, зачитывая фрагменты из книги о раскопках захоронения Тутанхамона. Как раз прошло ровно полвека с того момента, как «проклятие фараона» отняло жизнь у двух десятков исследователей. Но эти предостережения воспринимались как шутка.

Вместе с этим, проблема все же возникла – археологи долго не могли решить, кто из них станет первым посетителем погребальной камеры? «Кто первый войдет, тот первым и уйдет», — сказал Стефан Валье инженеру Чеславу Добошу и направился к проему в стене. Следом за ним пошел археолог Станислав Козел.

С разрешения папы

В погребальной камере царил хаос: деревянный гроб развалился на две части, одна из которых висела в воздухе почти на метровой высоте, а вторая валялась на полу. Были найдены, хаотично лежавшие, кости взрослого человека: череп был перевернут, и находился в одной куче плечевой костью, тазом и несколькими позвонками. Из королевских регалий на глаза сразу попался фрагмент меча. Все это свидетельствовало: исследователи стали первыми посетителями крипты.

Официальное разрешение на исследование содержимого погребальной камеры было получено 19 мая от краковского кардинала Кароля Войтыла — будущего Папы Римского Иоанна Павла II.

Погребальная камера имела размер 300х120см. На стенах находились абстрактные рисунки, сделанные углем или графитом. Реалистичным был только один — пчела.

Гроб из цельного куска дерева имела длину 220см, высоту — около 55см, а наибольшую ширину — 60 см. Изначально он стоял на возвышении в 80см и был стянут несколькими металлическими прутьями. Со временем их разрушила коррозия, древесина рассыпалась от старости, и все содержимое высыпалось на пол, превратившись в беспорядочную россыпь костей, посередине которой торчала рукоять меча, так же не выдержавшего битвы со временем. Из королевских регалий были найдены части скипетра и массивный золотой перстень.

Захоронение по средневековым меркам оказалось весьма скромным. Еще больше удивляло отсутствие богатой королевской одежды.

Смерть Казимира

В 1492 году 65-летний — по тем временам это был уже возраст глубокой старости — Казимир Ягеллончик путешествовал по землям Великого княжества Литовского. В дороге у него начались приступы диареи (поноса). В качестве лечения монахи-бернардинцы посоветовали употреблять печеные груши и черный хлеб. Но это средство помогало недолго. В июне великий князь вынужден был остановиться в Гродно. У него болело сердце, и распухли ноги. Врач Якуб из Залесья перепробовал все средства, но помочь оказался бессилен: «Хозяин, честно говоря, я не знаю пути для вашего спасения». 7 июня 1492 года король умер во сне.

Фото: artchive.ru Казимир IV Ягеллончик. Предполагаемая внешность. Художник Ян Матейко

Траурная процессия двинулась в 700-километровый путь из Гродно в Краков. Целый месяц по невыносимой жаре. Накануне тело усопшего обвернули малиновой парчой и обложили негашеной известью. Сверху крышку гроба покрыли тканью, сложенной в восемь слоев, обмазали глиной и смолой. Вовнутрь положили все атрибуты, которые Казимир имел при себе. Открывать гроб по прибытии в Краков, по-видимому, уже не рискнули.

Проклятие Ягеллона

После четырехмесячного изучения, 18 октября 1973 года, в присутствии кардиналов Стефана Вышинского и Кароля Войтылы останки Казимира IV и его жены Елизаветы, известной как «мать королей» (она подарила мужу 13 детей, и четверо ее сыновей стали королями), были перезахоронены.

А в течение следующего года умерли три участника исследования: 12 июня 1974 года от кровотечения в мозг — Феликс Дончак, 28 июня — инженер Стефан Валье, 6 августа — инженер Казимир Гурляк. Еще через год, 17 мая 1975 года, от разрыва аневризмы умер инженер Ян Мырляк. Всего к 1983 году скончалось 15 экспертов. Так возникала история о «проклятии Ягеллона».

Тайна проклятия

Среди исследователей захоронения Казимира IV был микробиолог Болеслав Смык. Накануне он был уверен, что камера, которая почти полтысячи лет была закрыта, не имеет реальных угроз для здоровья. Но последующие события, происходившие после первого посещения свидетельствовали о другом.

После нескольких часов нахождения рядом с королевскими останками у исследователей начали болеть головы, появились сердечные боли, нарушилась координация движений. Микробиолог сам едва не потерял сознание. У него пропал сон, и в последующие две недели появились проблемы с концентрацией внимания. Работать в таком состоянии стало невозможно. Ученый даже не задавался вопросом о существовании мистического проклятия. Симптоматика указывала на сильное отравление. Но чем?

30 июля Болеслав Смык взял пробы с коленной кости покойного. Первоначальные исследования результатов не дали, поэтому материалы решили на время оставить в термостате.

И каким было удивление, когда выяснилось, что колонии бактерий и плесени выросли! Это была настоящая сенсация, о которой 26 ноября 1973 года на весь мир сообщило агентство Франс Пресс: «В захоронении открыты бактерии, неизвестные науке. Эксперты, занимавшиеся исследованием погребальной камеры Казимира IV, обнаружили микроорганизмы, которые находились в состоянии анабиоза более 500 лет».

Как выяснилось впоследствии, именно здесь пряталась разгадка плохого самочувствия и последующей серии смертельных случаев среди ученых. Во взятых пробах имелась желтая плесень. Она содержала смертельно опасный афлатоксин. Из всех биологических ядов это органическое соединение является самым сильным канцерогеном из всех аналогов, известных в настоящее время. Большие дозы вызывают необратимые поражения печени, что приводит к неизбежной смерти в течение нескольких дней. Низкие концентрации подавляют иммунную систему, повреждают ДНК и активируют онкогены, то есть, провоцируют развитие онкологических заболеваний.

Тайна «проклятия Ягеллона» была раскрыта. В погребальной камере Казимира IV  сработала своеобразная «биологическая бомба» замедленного действия, жертвами которой стали 15 человек.

Подписывайтесь на нас в "Яндекс Новости" и "Яндекс Дзен"