Белорусские партизаны, воевавшие против СССР

Об антисоветских партизанах в Беларуси в период 1939-1952гг неизвестно практически ничего. Официальные документы как засекретили во времена СССР, так и не открыли для свободного доступа даже спустя 75 лет после освобождения страны от оккупации. Что же в них написано такое, чего нельзя рассказывать после смерти практически всех очевидцев событий?!

Фото:1.bp.blogspot.com Лесные братья

По разным причинам

Об украинских националистах из ОУН-УПА и литовских «лесных братьях» слышали многие, но как назывались белорусские партизаны, воевавшие против Советской власти — не скажет никто. Собственного имени просто не существует. Это объясняется тем, что в леса ушли десятки тысяч человек по совершенно разным причинам и с различными целями.

Из отдельных открытых документов следует, что только от мобилизации в Красную Армию могло скрываться порядка 200 тыс. человек. Параллельно с беглыми призывниками существовали откровенные «немецкие пособники», украинские и польские националисты, разношерстный преступный элемент, а также обычные люди, выдавленные из социума силой обстоятельств.

Одним из наиболее характерных примеров вынужденного ухода в лес может служить история рядового сельского жителя Трофима М. из колхоза имени М.Калинина. Осенью 1945-го он убил председателя — Николая Л.

Из милицейского протокола следует, что «8 октября Николай Л. в состоянии сильного алкогольного опьянения убедил своего брата Владимира Л. обыскать Елену С., проживающую в соседней деревне, с целью обнаружения зерна, якобы украденного ею накануне». Пьяные активисты, прихватив с собой несовершеннолетних парней, завалились в хату гражданки С. поздним вечером и приступили к обыску. Однако, пока они преодолевали несколько километров от одной деревни до другой, не прекращая употреблять самогон, то о цели своей поездки окончательно забыли. Прямо с порога, Николай Л. стал применять физическую силу к малолетнему ребенку Елены С.,  требуя указать, где мать спрятала хромовые сапоги.

Улучив момент, насмерть перепуганная женщина  побежала к своему брату Трофиму М., который в этот вечер сторожил колхозный амбар, вооруженный табельным карабином немецкого образца. Вместе они пришли в дом, где увидели страшную картину: окровавленного ребенка и пьяных мужиков, устроивших в хате настоящий погром. Трофим произвел выстрел, которым убил Николая Л., а его подельники разбежались. Осознавая уровень ответственности, мужчина, прихватив оружие, незамедлительно ушел в лес. Его местонахождение неизвестно».

В протоколе есть описание трупа убитого председателя: «Николай Л. одет в женский тулуп, принадлежащий хозяйке дома, в  карманах которого находится полотенце и одна туфля».

Документы доступных архивов рассказывают и о целой череде трагических моментов, связанных с армейским призывом. Исключительно ради исторической справедливости следует напомнить, что в 1939…1945гг. население Западной Беларуси, как минимум четырежды подвергалось насильственной мобилизации в диаметрально противоположные структуры от Армии Краёвой до полков НКГБ.

И, тем не менее, методы набора призывников, мягко говоря, вызывают недоумение. Из официального донесения: «17 июля из местечка Солы на сборный пункт в Вилейке было отправлено 159 человек с сопровождающими. При углублении в лесной массив призывники неожиданно бросились врассыпную. Сопровождающие открыли огонь на поражение. Убито 19, ранено – 23 человека. На призывной пункт доставлены трое».

Черный кот по-белорусски

В белорусских лесах вплоть до 1950 года существовало нелегальное соединение «Черный кот», члены которого предпочитали называть себя «Белорусской Освободительной Армией». Националистические зарубежные издания приводят просто впечатляющие подробности борьбы «патриотов за незалежность Синеокой».

Фото:lh3.googleusercontent.com

Весной 1948-го штурмом взят Новогрудок. Гарнизон уничтожен, чекисты, милиционеры и местная администрация расстреляны, заключенные освобождены. Осенью отряды «Черного кота» при поддержке «побратимов» из УПА захватывают Кобрин. В конце зимы следующего года — Гайновку. Осенью 1949 года бойцами БОА освобождены заключенные из лагеря под Минском.

Другими словами, антисоветские действия партизанских отрядов охватывали территорию Беларуси от Бреста до Минска. Однако, документальных подтверждений этому нет. Архивы закрыты. Всё, чем можно оперировать – это эмигрантская пресса.

Между тем, существует официальная справка, составленная белорусским наркоматом КГБ для ЦК республиканской компартии. В ней, говорится, что «самые многочисленные партизанские банды принадлежат Армии Краёвой с единым центром управления в Лондоне». Современные польские исследователи утверждают, что в ее рядах воевало свыше 380тыс. бойцов. В Беларуси в Полесском, Новогрудском и Виленском округах диверсионную деятельность осуществляло порядка 20тыс. хорошо вооруженных людей. Еще примерно 40тыс. человек состояло в широкомасштабной конспиративной сети.

«Основную часть антисоветского подполья на Полесье составляют банды украинских националистов из УПА численностью от 10 тыс. бойцов». В августе 1941 года отряд Тараса Боровца, уничтожил части советских войск и оккупировал город Олевск. В границах области Слуцк-Гомель-Житомир была провозглашена «Олевская республика», которую чаще называли «Полесская сечь». Она существовала до ноября 1941-го, пока нацисты не установили «новый порядок».

На северо-западе БССР против Советов воевали националисты из Литовской освободительной армии (Lietuvos laisves armija). Они ушли в леса сразу после присоединения прибалтийских государств к СССР. Во время войны убивали немцев, а после ее окончания – русских.

Единого центра руководства антисоветской партизанской борьбой, признаваемого всеми повстанцами, не было. На эту роль предлагали себя лидеры, так называемой, Белорусской независимой партии — хорошо законспирированной, но немногочисленной националистической организации. Принято считать, что она создана немецкой военной разведкой «Абвер» для диверсионных действий в глубоких тылах противника. Легендой прикрытия была борьба за независимость Беларуси.

В 1942 году первый «партийный съезд» принял программу действий из четырех пунктов:

— создать подпольные ячейки

— содействовать переводу на белорусский язык делопроизводства в минской Управе

— оказывать помощь евреям

— не принимать участия в организации публичных домов.

Из обзорной справки НКГБ следует, что «подпольные ячейки БНП существуют во всех, без исключения, городах республики». Совместными усилиями милиционеров и чекистов удалось ликвидировать несколько бандформирований, а также пленить «партийного босса» — В.Родько. Его расстреляли в 1946г.

Письма из освобожденной Беларуси

Сколько точно людей осталось «партизанить» после освобождения территории БССР от оккупации до сих пор неизвестно. О тревожности обстановки свидетельствуют краткие цитаты из писем, датированных летом 1945-го.

Фото:aftershock.news Лесные братья

«У нас опасно. В лесах появились бандиты. Офицеров убивают почти каждый день. Курсантов пока не трогали. Частенько бьют из орудий. Железнодорожные пути восстанавливаем в неделю по нескольку раз…».

«В лесу вокруг части бесчинствуют бандиты. Из расположения выходить опасно. Каждый день приходят слухи о пропаже солдат, офицеров, старшин и вольнонаемных…».

Из донесения коменданта Вилейки (январь 1945-го): «Части 6-й дивизии НКВД отбыли по приказу, оставив город и район без вооруженного прикрытия. При наличии активных действий бандгрупп в непосредственной близости от города, доходящих до попыток захвата населенных пунктов, подобные действия командования считаю ненормальными и безответственными. Прошу разместить в городе гарнизон в составе пехотного батальона на постоянной основе».

Для справки: в деревнях маленькой Вилейской области в этот временной период было расквартировано свыше 4,5 тыс. военнослужащих упомянутой стрелковой дивизии НКВД. Помимо них, стояли строевые армейские части, милиционеры, отряды НКГБ, а также «истребительные батальоны», привлеченные для уничтожения партизан.

Очевидно, уровень опасности был настолько высок, что временное отсутствие одной из составляющих в одном конкретном месте вызывал у начальства панику.

Уничтожение партизан

Крупномасштабные операции, направленные на борьбу с антисоветскими партизанскими бандформированиями, проводились так часто, как это было возможно. В отчете ЦК КП(б)Б за 1944/1946гг отмечено: «В лесах действуют многочисленные, хорошо вооруженные единицы. Они прекрасно экипированы и ни в чем не нуждаются. Ими командуют многоопытные офицеры, владеющие навыками конспиративной работы. Координацию действий осуществляют заграничные разведцентры».

Фото:wikireading.ru Лесные братья

Далее по тексту: «В результате решительных действий объединенных сил уничтожено на месте 3034 преступных элемента и задержан 17.871 участник антисоветских формирований. Разоблачено 27.953 бандитских пособника из числа членов подполья и немецких ставленников. Выявлено 5672 агента зарубежных разведок. Всего ликвидировали 816 банд и законспирированных диверсионных групп. По национальному составу: 24 украинских, 96 белорусских, 665 польских и 29 смешанных ультранационалистических группировок».

«За отчетный период правоохранителями изъят 21 миномет, 196 противотанковых ружей, 3586 пулеметов, 68.379 автоматов и винтовок, 2973 пистолета, 36.072 гранаты и мины, 5 т взрывчатки, свыше 4 млн. патронов. Захвачен 41 множительный аппарат, 47 радиостанций, способных осуществлять дуплексную связь (в обе стороны) на большие расстояния. Безвозвратные потери красноармейцев, милиционеров и чекистов составили — 924 человека».

В самом начале 1947 года антисоветскими бандами Западной Беларуси на подконтрольной им территории путем диверсий, убийств и запугиваний местного населения были фактически сорваны выборы в Верховный Совет Республики. ЦК партии принял  секретное постановление, поручавшее силовым министрам «решительным образом пресечь деятельность антисоветского партизанского движения и подполья.

Через год нарком госбезопасности республики доложил о результатах, проделанной работы: «Ликвидировано 15 националистических организаций, действующих во всех областях республики.  Полностью уничтожено 36 многочисленных банд, созданных при поддержке зарубежных националистических центров. Обескровлено 41 соединение противника, не представляющее угрозы в настоящее время».

Последних бандитов Армии Краёвой, партизанивших в Западной Беларуси, уничтожили в 1948-м. В канун 1949-го прекратилось организованное сопротивление бойцов УПА. Боевой дух литовских «лесных братьев» иссяк лишь в 1952-м. Их командир Адольфас Раманаускас признал бессмысленность дальнейшего сопротивления. Отдать подобный приказ белорусским «партизанам» было некому. Их вооруженная борьба постепенно сошла «на нет» сама по себе, хотя отдельные группы еще много лет спустя не выходили из лесов.

В свое время один литовский «брат» по фамилии Вайтулёнис, проведший в схронах более девяти лет, произнес следующие слова: «… мы измазались в грязи по самые уши. Самое страшное в том, что она была перемешана с кровью. Совершены подвиги, на которых можно учиться, и преступления, о которых нельзя забывать, чтобы они никогда больше не повторились…».

Подписывайтесь на нас в "Яндекс Новости" и "Яндекс Дзен"