Председатель бобруйского колхоза оказался диверсантом со стажем

Руководитель одного из сельхозпредприятий Бобруйского района оказался «международным террористом» со стажем, вознаграждение за поимку или уничтожение которого достигло отметки в 10 миллиардов, а за любую ценную информацию, например, в Германии или Польше можно было бы получить половину названной суммы. По всей Европе за ним тянулся кровавый шлейф громких убийств и похищений государственных деятелей, высокопоставленных военных, а также разрушенные объекты инфраструктуры. Бандит был известен под несколькими фамилиями, в числе которых, Мухо-Михальский, Стрик и Джордан. Он умело скрывал свое истинное лицо и даже был дважды награжден высшими наградами нашей родины. Правда стала известна лишь спустя полвека после его смерти.

Кири́лл Проко́фьевич Орло́вский. Фото:vsr.mil.by

Речь, безусловно, идет о Кирилле Орловском – Герое СССР (1943г) и Социалистического труда (1956г), председателе знаменитого колхоза «Рассвет», который в настоящее время носит его имя. После освобождения Беларуси от немцев, оставшись без правой руки и имея всего один палец на левой кисти, он сдал государству квартиру в центре Москвы, которую получил за выдающие заслуги перед Родиной, и уехал в родные Мышковичи, что неподалеку от Бобруйска.

Деревня была почти полностью разрушена. Из населения – старики, женщины, малолетние дети и такие же инвалиды, как он сам. Как эти люди подняли из руин свою малую родину, как возродили колхоз и сделали его первым в стране «миллионщиком», хорошо показано в фильме «Председатель» (1964г), в котором образ К.Орловского воплотил в жизнь знаменитый актер М.Ульянов.

«Трудовая книжка» кадрового советского диверсанта – полковника К.Орловского, — долгие годы хранилась, как говорят в подобных случаях, «в самом дальнем углу за семью замками». Подразделение, в котором он проходил службу, было настолько засекреченным, что о его существовании не знали даже руководители ОГПУ (МГБ). Отдельные подвиги Кирилла Прокофьевича в свое время настолько серьезно впечатлили Эрнеста Хемингуэя, что он создал собирательный образ героя в романе «По ком звонит колокол» под именем Роберта Джордана.

Впрочем, давайте по порядку

После Октябрьской революции

Кирилл Орловский родился в Мышковичах в 1895 году. В 1917-м он уже был унтер-офицером, обстрелянным на фронтах Первой мировой войны, знатоком саперного дела. Территория Белоруссии становится ареной кровавых сражений Гражданской войны, в которых решались судьбы сразу трех многомиллионных народов: россиян, немцев и поляков. Могилевская губерния отходит к Германской империи, а на оккупированных землях командование Красной Армии создает партизанское движение.

Летом 1918 года К.Орловский становится «бойцом невидимого фронта» и осваивает премудрости диверсионной работы в фантастическом калейдоскопе переходов власти на местах из одних рук в другие. Немецкие войска вытесняют польские части, которые уходят под натиском Советов, а где-то в промежутках господствуют банды всех цветов, оттенков и идеологий, воющие со всеми, против всех и между собой. Библейский хаос по сравнению с тем, что было в Беларуси, просто детская песочница.

Голова бандита Мухо-Михальского за 10млрд.

По Рижскому договору 1921 года молодая Советская республика лишилась значимой части своих западных территорий, получив взамен мирное существование с соседней Польшей. Подразделения «активной разведки» автоматически остались во вражеском тылу. Чтобы не нарушить хрупкое равновесие, их максимально засекретили, уничтожив не только списки личного состава, но и людей, которые были причастны к созданию отрядов.

Фото: avatars.mds.yandex.net

Общее руководство «красными партизанами» было поручено товарищу Мухо-Михальскому. Степень доверия была настолько высока, что ему разрешалось самостоятельно выбирать объекты для диверсий, планировать операции и выходить на связь с Центром лишь в самом крайнем случае. Читатель, конечно, догадался, что под этим оригинальным псевдонимом скрывался К. Орловский.

О деятельности «вражеских диверсантов» рассказывают польские газеты того времени. Май 1922 — разгромлен полицейский участок в Беловежской пуще. Июнь 1922 — уничтожен склад боеприпасов в Грудницком повете. Сентябрь 1922 — сожжено имение Друцко-Любецкого, взорван железнодорожный мост, приведены в негодность два паровоза. В 1924 году «бандиты Мухо-Михальского» провели десятки крупных боевых операций. В частности, они захватили городок Столбцы, перебили гарнизон и освободили коммунистов из тюрьмы.

Теперь понятно, почему за голову «главаря банды» назначили цену в 10 миллиардов польских марок, а за ценную информацию, которая могла способствовать его поимке или уничтожению, давали половину. Это был «звездный час» молодого Кирилла Орловского, который неожиданно для всех закончился увольнением со службы.

Для того, чтобы вы ориентировались в ценах, напомним, что в 1924 году польскую марку упразднили с целью деноминации национальной валюты и ввели в обращении злотый, который приравняли к доллару. В результате довольно сложных расчетов получится, что по нынешним ценам за голову Орловского давали 5млн. долларов. Согласитесь, что это весьма высокая оценка ее ценности и значимости.

Пожар мировой революции потушен

В 1925 году «партизанский проект» был закрыт. Диверсионные подразделения отозвали и расформировали. Многие из бойцов просто не представляли себе иной жизни, к которой привыкли за долгие годы нахождения на нелегальном положении, поэтому с большими сложностями находили себе места на гражданке. Мирное существование для них уже стало противоестественным.

В этом плане Кириллу Орловскому повезло больше остальных, поскольку его, как руководителя, направили учиться в Университет национальных меньшинств Западной Европы. Здесь готовили будущих вождей Революции, пламя которой должно было охватить весь западный мир. Программа обучения предполагала изучение профильного иностранного языка, образа жизни народа страны пребывания, а также создание подходящей легенды.

В конечном итоге наш герой оказался на «ударной коммунистической стройке №1» — «Канале имени Москвы». Как известно, работы проводились силами заключенных специального «Дмитлага», среди которых было немало иностранных граждан с реальными биографиями. Так появился легендарный испанец – команданте Стрик.

Война в Испании

Выдержка из доклада команданте Стрика в Центр:

«Моею группой по горам и скалам исключительно в ночное время с боями пройдено около 750км. Испанцы отказываются от выполнения опасных заданий (из-за трусости), спят на постах, разглашают наши пути и цели. Неоднократно мы попадали в ситуации, когда оказывались на волоске от уничтожения. Все трудности были преодолены за счет неограниченной ненависти к фашистским захватчикам…».

Во время рейда Орловский повредил позвоночник и больше года провел в мадридском госпитале, в котором охотно общался с писателями и журналистами со всего мира, освещавшими гражданскую войну в Испании. Считается, что именно благодаря своей разговорчивости, он попал на страницы произведения Эрнеста Хемингуэя.

В это время в Москве бушует Большой террор. Многие участники интернациональных бригад – герои Сопротивления, — по возвращению домой арестованы и расстреляны. Товарищу Орловскому, очевидно, очень повезло. Ко времени его приезда на Лубянке уже все затихло. Майору НКВД вручили Орден Ленина, добавили «шпалу» в петлицу и списали по ранению.

Тайная война завхоза Кирилла

Профессионального спецназовца-диверсанта под оперативным псевдонимом «Кирилл» для поддержания легенды отправляют на должность завхоза Оренбургского сельхозинститута. Оттуда переводят «на повышение» в Алма-Ату, а затем перебрасывают в Синьцзян. Официально – завхозом в Советскую дипмиссию. Здесь в одиночку он освобождает ценного агента из гоминдановской контрразведки, и вывозит на территорию СССР внутри тюка с ватой.

Фото: s017.radikal.ru

Наступает утро 22 июня. Через неделю немцы берут Минск. Орловский требует от резидента перевода на фронт, но на каждую свою шифровку получает лаконичный ответ: «Потребуетесь — вызовем». Зимой 1941-го «товарищ Кирилл» обращается с той же просьбой напрямую к Берии. Очередная шифрограмма остается без ответа.

«Боевик-диверсант» не сдается и весной 1942-го с оказией передает записку, адресованную лично товарищу Сталину. После небольшой паузы в Восточно-туркестанскую резидентуру из Центра приходит шифровка — «Срочно откомандировать».

Товарищ Безруких

Летом 1941 года в структуре Наркомата госбезопасности для выполнения специальных заданий на оккупированных территориях создается Особая разведывательно-диверсионная группа, костяк которой составляют выдающиеся спортсмены и военные с опытом ведения подобной работы. Орловский становится командиром отряда «Соколы», вместе с которым забрасывается в Белоруссию. Места знакомые и исхоженные вдоль и поперек.

Фото: places.by

Диверсанты уничтожают инфраструктуру противника, добывают необходимую разведывательную информацию, ликвидируют высокопоставленных военных. Во время очередной из многочисленных операций, которая в это раз была связана с захватом обергруппенфюрера СС Фердинанда Засорнаса, Кириллу Орловскому осколками гранаты отрезает правую руку по плечо и четыре пальца с левой кисти.

Оперируют в лесу под открытым небом без наркоза. Импровизированный стол сделали из лыж. Необходимого ампутационного инструментария у врача, естественно, не было, поскольку на боевые выходы его с собой не берут. Разбитые кости пытаются отрезать тем, что нашли под рукой — слесарным напильником. Только начали оперировать, как на след группы вышли преследователи. Нужно отходить. На безопасную позицию отряд с боем идет свыше 30 километров. К счастью, доктор и сам остается в живых, и спасает командира.

Уже через три месяца он возвращается в строй и вновь руководит своим подразделением, но уже под шутливым псевдонимом «Безруких». Осенью 1943 года Орловского вывозят в тыл и вручают Золотую звезду Героя. Поскольку рук не было, то двери в кремлевские кабинеты он открывал ногой. Что было дальше, вы уже знаете.

Подписывайтесь на нас в "Яндекс Новости" и "Яндекс Дзен"