Толочин – первая столица белорусских контрабандистов

Фото: region.im

Как не покажется странным, но право называться первой «столицей контрабандистов» отстаивают сразу несколько белорусских городов. Принято считать, что в этом негласном противостоянии сегодня лидирует Раков, чему активно поспособствовал популярный роман «Любовник Большой Медведицы» С.Пясецкого и снятая на его основе одноименная документальная кинолента.

Действительно Раков носил этот «почетный» титул во времена существования, так называемой «Рижской межи» – советско-польской границы периода 1921…1939гг, которая уродливым шрамом рассекла территорию Беларуси. Это была далеко не первая глубокая рана на теле нашего государства за всю историю его существования. Были, например, границы, отделявшие Российскую империю от Речи Посполитой, которые появлялись после ее разделов. В результате первого из них тихий провинциальный Толочин неожиданно для самого себя в 1772 году превратился в самую настоящую «столицу контрабандистов».

Неожиданный поворот в судьбе Толочина

Фото: taynikrus.ru

В январе 1772 года Россия и Пруссия подписали секретную Конвенцию о разделе Речи Посполитой, в результате которого к Империи отходила восточная часть Великого Княжества Литовского в составе Полоцкого, Витебского и Мстиславского воеводств. Новая граница должна была пройти вдоль Двины до стыка территорий Минского, Полоцкого и Витебского воеводств, откуда повернуть к истоку Друти. Далее вдоль ее русла до впадения в Днепр и после — по Днепру. В начальных и конечных пунктах новой линии разграничений пограничные страны обязались установить каменные столбы с барельефами из государственных гербов.

Определенная часть границы проходила по искусственному валу, специально насыпанному в 1772-ом году. Его фрагменты сохранились до настоящего времени на землях Толочинского и Чашникского районов Витебской области. Русский историк К.Т. Аникевич, родившийся в Могилевской губернии, оставил нам такое описание этого сооружения, датированное 1907 годом: «на протяжении ста верст он идет от Западной Двины к Друти. Вышина снаружи составляет 2-3 аршина (140…210см), ширина — 4 аршина (285см). Ров — 8 аршин (430см)».

Новая граница разделила городок Толочин надвое: его восточная часть оказалась на «российском» берегу Друти и стала называться Старым Толочином. Западная часть осталась «польской» и была переименована в Новый или Заречный Толочин. Императрица Екатерина II зимой 1773 года своим указом учредила местную таможню со следующим штатным расписанием: главный надзиратель, надежной, кассир, ваг (весовщик), цолнер (ответственный за сбор таможенных пошлин), штемпельмайстер, два копеиста, подканцелярист, сторож, три досмотрщика, 14 конных объездчиков и смотритель за объездчиками. Толочинской таможне в подчинение выделялись четыре отдельные заставы, в каждой из которых были шесть конных объездчиков, копеист, досмотрщик и унтер-цолнер.

Согласно действовавшему тогда «Положению по учреждению пограничной таможенной стражи в ВКЛ», белорусский отрезок российско-польской границы имел протяженность в 674 версты. Он условно делился на три участка и тринадцать дистанций до 50 верст длиной, каждую из которых охранял надзиратель с десятью объездчиками. Пятая часть пограничной стражи постоянно находилась в резерве. Все объездчики ежегодно перемещались на новые места службы.

Общий надзор за организацией охраны границы осуществлял департамент внешней торговли и военное ведомство, которое содержало в непосредственной близости казачьи и армейские полки. Ежедневно на первую линию выдвигались соответствующие конные либо пешие разъезды. Таможенная стража несла службу во втором эшелоне.

Трудная судьба таможенника

Фото: planetabelarus.by

Российское правительство изначально возлагало на вновь созданную таможенную стражу очень большие надежды, которые не оправдались. Комплектование подразделений по новому штатному расписанию происходило крайне медленно. Потенциальные кандидаты не желали покидать обжитые места и переезжать в пограничную зону полную опасностей, тем более, за небольшое жалование. Их также отпугивала перспектива ежегодной перемены места службы. Другими словами, полное отсутствие постоянства и стабильности.

От безысходности в объездчики начали набирать местных жителей, у которых были либо родственные, либо дружеские связи с контрабандистами, поскольку все вокруг знали друг друга. Это создало благоприятную почву для злоупотреблений, которая позволила асоциальному элементу действовать почти открыто.

Служба стражников и объездчиков была весьма своеобразной. В отличие от регулярных воинских частей их никто не обучал и не воспитывал, поэтому такое понятие, как «дисциплина», в этой структуре было неведомым. Сохранились воспоминания одного из таможенников XVIII века: «Объездчики на кордонах состояли на службе до 60 лет. Каждый имел бричку для разъездов, несколько пар лошадей, рогатый скот, а свиней, гусей и кур никто не считал. Все засевали по 50 десятин земли, а кто-то и больше. Частенько бывало, что мужики пашут либо убирают зерновые, а жены с детьми дежурят на кордонах. В разъезды ездили редко. Обычно перед приездом начальства. Если ожидается военный чин, тогда готовимся, а если — гражданский, то даже не суетимся. Все равно он в нашем деле ничего не понимает».

Самая коррумпированная таможня в стране

На территории современной Беларуси образца 1772 года учредили 9 надзирательских дистанций и 40 таможенных застав. Самой коррумпированной, по сегодняшним понятиям, была именно Толочинская таможня. В зоне ее ответственности контрабандисты чувствовали себя, как дома, поэтому противозаконный товарооборот имел невиданный размах. Не менее буйно цвело и казнокрадство. Например, в 1776 году, то есть, через четыре года после открытия, в государственную казну не поступило и копейки.

На фото: Таможня. Фото: vtrk.ru

Официальные документы специальной комиссии «по борьбе с тайнопровозчиками» содержат следующую информацию о деятельности толочинских таможенников: 1773-м в доход казны направлено 3061руб., в 1774г. – 1333руб., в 1775г. – 100руб., а с 1776г. – ноль! Примечательно, что другие источники говорят о росте товарооборота, который проводился строго в соответствии с законом, то есть, с уплатой всех необходимых таможенных платежей. Периодически задерживали и контрабандистов, которые также наращивали свои товарные объемы.

В связи с неудовлетворительным наполнением казны в целом по стране Екатерина II потребовала незамедлительного наведения порядка в таможенном деле. В 1783 году были изданы именные указы, учреждавшие пограничные таможни в Полоцкой и Могилевской губернии. Оговаривались суммы, выделяемые на их содержание, а также меры наказания за провоз, покупку и реализацию неклейменых или запрещенных товаров. «Карающий меч правосудия» навис над Толочинской таможней только в 1789 году, когда арестовали половину надзирателей и практически всех объездчиков.

Поскольку размах злоупотреблений шокировал Императрицу, в этом же году приняли решение закрыть все сухопутные таможни, расположенные на западной границе государства, произвести контрольный осмотр и клеймение всех имевшихся в стране заграничных товаров. С этой минуты дважды в год все торговые лавки империи начали подвергаться внезапным проверкам с целью выявления неклейменого иностранного товара. «Всякому таможенному служителю, в также всем и каждому», оказавшему содействие в обнаружении или задержании контрабанды полагалась весьма привлекательная награда в виде части конфискованной продукции за вычетом полагающейся ввозной пошлины.

С сегодняшний позиций нет ничего удивительного в том, что принятых мер вновь оказалось недостаточно. Злоупотребления продолжались с не меньшим размахом. Российское правительство было вынуждено пойти на радикальные меры, и, восстановила таможни на старой западной границе, существовавшей до 1772 года. Другими словами, фактически установила вторую таможенную линию. Именной указ Екатерины II от апреля 1790 года повелевал исключать «дворян, уличенных в провозе запрещенных товаров, из Дворянского собрания и впредь не определять их к любым должностям».

Вольнонаемная таможенная стража в последующие годы не особо ретиво защищала государственные границы от контрабанды. Коррупция среди ее чинов не уменьшалась, а, наоборот, росла. Однажды даже самому российскому императору недвусмысленно намекнули на необходимость дать взятку. Летом 1807 года Александр I инкогнито возвращался из Пруссии через Толочинскую заставу. Его не признали и предложили взаимовыгодный вариант ускорения таможенного досмотра.

Подписывайтесь на нас в "Яндекс Новости" и "Яндекс Дзен"