The Guardian: Мир Владимира Путина рушится

135

Наблюдать за распадом авторитарного режима — все равно что смотреть очередную серию «Доктора Хауса», замечает InoPressa со ссылкой на The Guardian. У человека, ведущего активный образ жизни, внезапно отказывают внутренние органы, и врачи отчаянно пытаются понять, в чем причина и какой жизненно-важный орган отключится следующим.

Например, передача на НТВ, где более 10 минут открыто высмеивалась ежегодная «Прямая линия» Путина», — симптом того, что «телевидение (самый жизненно-важный орган в таких государствах, как Россия) перестает выполнять свои функции», считает Гессен.

Суровые авторитарные режимы держатся не на законах, не на судах, не на жесткой правительственной иерархии, а на страхе, разъясняет автор. «Как только страх вычитается — внезапно, ибо страх всегда пропадает внезапно, — становится очевидно, что эти суды, законы и иерархии не работают. Все начинает разваливаться на кусочки», — говорится в статье.

Именно это случилось в СССР 20 лет назад: институции просто перестали выполнять распоряжения Кремля, пресса — бояться цензоров, милиция — исполнять абсурдные уложения, главы 15 республик утратили страх, и империя развалилась. Когда в августе 1991-го путчисты попытались отвоевать власть, «им не хватило одного волшебного ингредиента — страха», пишет Гессен. Журналисты продолжали работу, обычные люди вышли на защиту Белого дома, мэр Москвы и многие другие чиновники не выполняли распоряжений «твердолобых». В итоге ослушались и генералы.

«В данный момент Путин лихорадочно действует, расставляя на ключевые посты собственных твердолобых», — комментирует Гессен назначения Сергея Иванова и Дмитрия Рогозина. «Он делает это, потому что испытывает страх и отчаянно хочет возродить страх, который позволял ему править последние 12 лет», — отмечает автор.

Но СМИ Путина уже его подводят, некоторые из его ближайших помощников протягивают руку дружбы протестующим. «Они перестали бояться, и, значит, все здание рухнет. Этот процесс не остановить», — заключает Гессен.