The Times: Вопрос не в том, будет ли смещен Путин, а в том, когда это случится

155

После скандально-нечестных парламентских выборов улицы крупнейших российских городов полнятся голосами протеста, пишет InoPressa со ссылкой на статью британской The Times. «Джинн вырвался из бутылки, и отныне вопрос не в том, будет ли смещен Путин, а в том, когда это случится», — замечает он.

После 10 лет трусости Европа и США получили еще один шанс поддержать исторический процесс на стороне сил, за которыми правда, считает Каспаров. «Если только нефть и природный газ не окончательно вытеснили нравственные принципы, Европа теперь обязана занять решительную позицию», — пишет он. «Русская зима» — идеальный шанс для Запада поддержать российский народ, а не коррумпированных правителей.

Люди часто не замечают того факта, что чувство собственного достоинства — один из факторов, меняющих ход истории. Потребность в самоуважении бывает не менее сильна, чем такие причины революций, как страх, негодование, голод. «Даже диктатор, который наилучшим образом себя обезопасил, должен стараться не слишком часто заострять внимание подданных на их подневольном положении. Путин после почти 12 лет у власти преступил границу дозволенного», — пишет Каспаров.

По мнению гроссмейстера, роковой первый шаг совершил Медведев 24 сентября, объявив, что уступит дорогу Путину. Это небрежное проявление высокомерия оскорбило даже москвичей и петербуржцев — жителей относительно благополучных городов. «Я испытываю сильное облегчение: наконец-то я перестану выслушивать рассуждения о предполагаемой популярности Путина, — пишет Каспаров. — Теперь этот миф развеялся, наряду с басней, будто некоторые народы не способны к демократии. «Арабская весна» несомненно доказала, что тяга к свободе не предопределена генетически».

По мнению Каспарова, на выборах «Единая Россия» прибегла к подтасовкам в колоссальном масштабе — их еле-еле удавалось скрыть. «Это усугубило оскорбление, — полагает он, перечисляя различные нарушения. — Однако Запад во многом реагирует сдержанно, он готов и даже жаждет дать Путину еще один шанс».

По мнению автора, Запад способен принять меры: партнеры и пешки Путина уязвимы, поскольку держат свои нетрудовые доходы за границей. «Меры в отношении их инвестиций и виз продемонстрируют им, что конституцию нельзя нарушать безнаказанно и что Путин не всегда сможет их защитить», — пишет автор, напоминая о проекте «Закона имени Магнитского» в Конгрессе США.

«Не случайно, что многие имена в списке Магнитского — это имена чиновников, которые ведут дела арестованных на акциях протеста на этой неделе», — утверждает автор. Он советует Европе запретить этим чиновникам «наслаждаться плодами их коррупции на Западе». «Это пошатнет опору власти Путина», — поясняет Каспаров.

Лидеры «свободного мира» реагировали на восстания в арабских странах чересчур опасливо, боясь, что на выборах победят «не те», считает автор. «Можете назвать меня наивным, но свободные и справедливые выборы — единственный путь вперед. Возможно, результаты вам не понравятся, но дожидаться кровавого переворота — это намного хуже», — пишет Каспаров.

По его мнению, если Путин раздавит либеральную оппозицию, то на момент его свержения останутся лишь две организованные силы — ультраправые и ультранационалисты. Эти силы реально опасны. Поэтому «любое давление, которое только можно оказать на Путина, следует оказать немедленно. Если нынешняя волна мирных акций протеста его не сместит, дальнейшие события будут воистину мрачными для России и остального мира», — заключает Каспаров.