BBC News: Маленькая Британия на вражеской территории

197

_76570472_five-members

В начале Первой мировой войны тысячи британцев были интернированы в Германию. Но они не отчаялись и попытались сделать свою жизнь в чужой стране как можно лучше. Будучи в заключении в специальном лагере в Берлине, эти люди превратили его в «маленькую Британию». На страшной проволочной решетке они вырастили прекрасную цветочную ограду.

В разгар войны более чем 5,000 мирных Британцев оказались в плену и были переправлены в Германию. На протяжении всего времени им пришлось жить в конюшнях ипподрома Рулебен, в западной части Берлина. Заключенные были окружены и контролировались немецкими солдатами. Рулебен отличался от других трудовых концентрационных лагерей. Все заключенные были интернированы как граждане своей страны, и их первостепенной обязанностью было просто не пытаться бежать. Вокруг лагеря дежурило 200 немецких солдат, но они располагались по периметру, на определенном расстоянии от резидентов, давая возможность жить людям так, как они привыкли. Естественно, немцы выбирали «капитанов» для каждого блока и, следовательно, создавался «капитанский комитет», который занимался управлением внутри лагеря. Здесь было все, начиная от почтовых штампов каждого блока и заканчивая полицейской дружиной. Вот и получилось воссоздать кусочек собственной страны на вражеской территории. Улицы и перекрестки дорог на территории лагеря получили свои названия: площадь Трафальгар, Бонд-стрит и Марбл-Арк. Однако вместе с тем был полностью воссоздан макет общественного строя: мини-британская колония со своими классовыми предрассудками, свойственные эпохе того времени. _76574899_black-internees-in-barrack «Черные» моряки, похищенные с Британских кораблей в начале войны. Им не разрешалось выбирать чернокожего лидера группы. Капитан должен был быть только «белым». Один из заключенных евреев рассказал, что в лагере происходил сплошной антисемитизм. Были и бедные, и богатые. Сливки общества нанимали пролетариев на работу.

Глазами евреев

В 1917 году один из заключенных-израильтян лагеря записал свои воспоминания: «На седьмой день нашего заточения (в четверг утром, 12 ноября 1914 года, чтобы быть точным) нас разбудил пронзительный звон колокола стражника. Нас призвали построиться в линию вдоль своих бараков в ожидании какого-то очередного приказа, который должны были для всех озвучить». Выявили всех евреев и отправили в другой, гораздо худший трудовой лагерь. Когда их выводили, немецкие охранники с издевкой назвали их «неанглийскими англичанами». К счастью, им позволили вернуться в этот лагерь после того, как вмешался американский посол. Дневник одного из заключенных лагеря Рулебен.

Однако и было немало хорошего. Заключенные создали спортивные и досуговые объединения, которые можно найти в любом солидном графстве Великобритании. Они сконструировали поле для гольфа на пять лунок, сформировали футбольный клуб, объединение любителей крокета, клуб любителей регби, центр тенниса, бокса и хоккея.

Ко всему прочему, на территории лагеря были созданы учебные классы, где учителями были сами заключенные, а также работала библиотека из 2,000 книг. Был свой оркестр, первое выступление которого состоялось 6 сентября 1914 года. Они играли классику, Гилберта и Салливана. Например позже, на одном из концертов, музыканты выступили на «большом концерте» и исполнили Грига. _76570473_cast-members-gondoliers-191 Также у них была своя песня, гимн Рулебена: «Станем все дружно в ряд и будем петь хором, петь и кричать здесь можно все что угодно. Мы хотим, чтобы нас на Лестер-сквер услыхали. О том, что мы из тех, кто не унывает. Назад в Англию, переполнена наша терпения чаша. И громко кричать: это Рулебен шагает! Мы всегда держали вверх свой штакет». Был и клуб садоводов, филиал лондонского королевского садоводческого общества. Но по большей части любители растений просто делали вид и выращивали всякие сорняки. Трудно представить красивые грядки в месте, где еды едва хватало на всех. В мрачные дни войны основной рацион заключенных составляли черный хлеб и суп из репы. Садоводы по большей части выращивали растения и цветы чтобы скрыть от глаз ограждения из колючей проволоки. _76574896_flowers-at-barrack-9Было много разных заключенных, но в основном это были британские мужчины в возрасте от 17 до 55, которые жили и работали в Германии. А так же это были люди, которые по несчастливой случайности оказались на территории Германии в момент разгара войны. Было много моряков, захваченных в плен прямо с кораблей британского торгового флота, а также это были музыканты, приехавшие выступать на фестиваль музыки и творчества Рихарда Вагнера в Байроте, футболисты, ирландские и английские жокеи. _76579141_index-largeПоначалу, всех пленников держали недалеко от городов, где они были захвачены. Моряков, пойманных в порту реки Эльбы, в Гамбурге, определили на плавающие баржи. К ноябрю 1914 старый ипподром в Рулебене, возле реки Шпреи, был переоборудован под охраняемые помещения и превратился в основной концентрационный лагерь для интернированных британцев. Заключенных держали в стойлах. Каждый блок состоял из 27 денников, сконструированных для лошадей. Каждый имел площадь три квадратных метра, в котором приходилось ночевать троим. Однако это было гораздо удобнее, чем спать на чердаке, над конюшней, где в одном помещении жило 200 человек. О личном пространстве не могло быть и речи. Естественно, никакого интерьера не было и в помине. Однако люди сами смастерили стулья и столы. К весне 1915 вся территория лагеря была размыта тающим снегом и дождями. Местные инженеры сконструировали водостоки и мостики между зданиями. К июню уже были построены новые туалеты и душевые комнаты. Каждый день была возможность принять холодный душ, а раз в неделю даже горячий.

Побег и самоубийство

Многие не выдерживали такой жизни. Одни пытались бежать, другие свести счеты с жизнью. А некоторые просто сходили с ума. Попыток сбежать было не много, но и успешных было еще меньше. «В июле 1915 Эдвард Фолк и Джеффри Пайк сумели сбежать на одну ночь, затем их застрелили. Два месяца спустя мистер Альфред Делбок сумел сбежать, а в апреле 1916 успешно скрылись заключенные Гаунт и Колстон». «Перваяпопыткасамоубийствапроизошлавмартеутром, 1915 год. Заключенный нанес себе глубокую рану в области шеи, но его остановили и сумели спасти. Затем летом еще двое пытались покончить с собой. Психические расстройства у людей случались все чаще». Израил Коэн — заключенный. Но все же смогла одна женщина вырастить прекрасный сад. Заключенная Фиона Дэвисон, ответственная за библиотеку и член клуба садоводов. В своих записях она делится: «Начала с малого и все получилось. Сначала это были цветы в банках из-под печенья». «Цветы начинали расти все лучше и лучше, и тогда, мы попросили разрешения связаться с королевским садоводческим сообществом и позволить нам присоединится к ним. И представитель нам ответил. Мы даже попросили, что бы они выслали нам подробные инструкции, как заполнить заявку на участие в выставке».

_76584052_letter-snip
Отрывок письма, отправленного королевскому садовому сообществу

Они очень заинтересовались нашими достижениями и обратились в цветочные галереи всей страны что бы они помогли. Нам присылали в больших количествах различные семена и луковицы и вкладывали их в посылки от красного креста. «Мы отправляли ящики и коробки в огромных количествах. Садоводческое сообщество Рулебена получило от нас 33000 видов салатов, 18000 гроздей редиса и многое другое. Они они сумели вырастить 83 сорта душистого горошка, георгины, хризантемы. Это было не просто хобби, это было настоящее производство в теплицах и питомниках … Заключенные использовали весь урожай, чтобы дополнять свой рацион». Представитель королевской ассоциации садоводов. 

_76582897_david-tulloch
Дэвид Мак Кей Туллок

Дедушка Дорин Блэк, Дэвид Мак Кей Туллок находился в лагере в течении четырех лет и четырех месяцев. Он был моряком торгового флота и попал в ловушку в Гамбурге вместе с другими членами своего экипажа. У Дорин сохранился его личный дневник. Она рассказывает: «В Рулебене даже был клуб джентльменов, где подавали чай. Это и объясняет упорное нежелание долгое время не выращивать овощи. Но в 1917 году они все-таки начали серьезно заниматься садоводством, стали продавать овощи в Берлин и немного зарабатывать, и помогать своим обездоленным женам». Мак Кей Туллок вернулся домой из лагеря после окончания войны и прожил остаток своей жизни в Абердине. Он обучил Дорин садоводству. Когда она собирала ягоды, Мак Кей просил ее свистеть, тогда он знал наверняка, что она их не ест. Несмотря на все ужасы жизни в концентрационном лагере, люди продержались. «Маленькая Британия», созданная ими, конечно была далека от траншеи Фландрии. И под конец заключенные жили и питались лучше, чем жители Берлина под конец войны, когда Британские войска окружили вражеский город. В то время, как Рулебенцы готовили свои кабачки, голодные немцы ели своих людей. Когда на площади кто-то падал, обессиливший от голода, его сразу же пытались зарезать и съесть. И все же, во временя Великой войны были места гораздо страшнее чем «Маленькая Британия» в Рулебене на реке Шпрее. Особенно если ты все время занят любимым делом: играешь в футбол или теннис, читаешь или слушаешь музыку, учишься или выращиваешь цветы. Все это помогло людям пережить возможно самые нелегкие времена в их жизни. _76584051_ruhleben-postcard Оригинал: The prisoners of war who made Little Britain in Berlin