Могилев: там, где находится «пуп Земли»

Фото: onliner.by

Если вы не знаете Могилева или заранее не запаслись подробной картой города то, никогда в жизни не найдете «пуп Земли» — архитектурную жемчужину, запрятанную во дворах «сталинских домов» в районе перекрестка улиц Первомайской и Комсомольской. А, между тем, это достаточно большое каменное здание, главный фасад которого украшен массивным портиком. Речь идет о кафедральном костеле Святого Станислава и Успения Девы Марии, история которого весьма необычна и по-своему уникальна.

Окунемся в толщу веков

Католический орден кармелитов, основанный в Палестине в 1155 году, считался нищенствующим. Первоначальный устав обязывал монахов уединенно жить в маленьких кельях, строго соблюдать посты, хранить молчание и время, свободное от молитв, посвящать тяжелому физическому труду. Они не могли обзавестись собственной «недвижимостью», семьями, домашними животными и прочими приятными бытовыми мелочами. В 1247 году папа Иннокентий IV разрешил им некоторые послабления, которые предполагали возможность поселения не только в безлюдных пустынях, но и среди людей, а также занятие разнообразной хозяйственной деятельностью по своему усмотрению.

До Могилева монахи-кармелиты добирались более четырех столетий. В 1633 году братству выделили земельный участок для обустройства монастыря и возведения деревянного костела. Он находился за городским валом, неподалеку от отделанных красным гранитом Королевских ворот, в которые упирался Шкловский тракт. Храм возвели максимально быстро без должного пиетета, но храм сразу снискал дурную славу и существовал совсем недолго.

Легенда гласит, что в стенах костела где-то на рубеже XVII-XVIII веков зарезали богатого горожанина Любужа Зенковича. Человек он был так себе — вовсе не замечательный, а, скорее, подлый и беспринципный. Однажды, спасаясь от преследования разъяренной толпы, Зенкович заскочил в костел, полагая, что избежит наказания за прегрешения. Но в этот день его планам сбыться было не суждено и его зарезали.

Собор был осквернен, поэтому сначала в нем прекратились венчания и отпевания покойников, а спустя некоторое время и вовсе закрыли. В наказание за злодеяние польский король Ян Собеский приказал горожанам снести деревянный костел, а на его месте построить новый каменный храм. Строительные материалы для него обязаны были предоставить непосредственные участники расправы, для чего им предписывалось разобрать собственные жилые дома по кирпичику. Высочайшее повеление было исполнено в точности.

Чтобы люди не забывали о совершенном святотатстве, между башнями нового костела, освященного в память Вознесения Пресвятой Богородицы, поместили барельеф гроба. Жители Могилева терпеливо сносили наказание за грехи почти целое столетие. Только в 1788 году, после присоединения этой части белорусских земель к Российской империи и «переформатирования» собора, мрачную картину закрыли мощным фасадом, выполненным в стиле классицизма. Сегодня, наверное, далеко не все горожане знают, что скрывает за собой маска древнего храма.

В составе Российской Империи

Фото: mogilev.by

В 1783-м костел кармелитов был освящен в честь Святого Станислава и получил статус «архикафедрального», то есть, самого главного храма римско-католической церкви Российской империи. Все (!) соборы от Сахалина до, вновь присоединенных, земель ВКЛ и Речи Посполитой стали частью Могилевской епархии, а ее архиепископом, митрополитом Российским Екатерина II своим именным Указом назначила Станислава Богуш-Сестренцевича – выдающегося белорусского ученого и литератора. По совместительству, он приходился родным дядей Викентию Ивановичу Дунину-Марцинкевичу. При костеле была основана типография и впоследствии семинария, для которой в 1788-м специально пристроили двухэтажный корпус.

Согласно инвентаризации городского имущества 1848 года, квартал, ограниченный нынешними улицами Ленинской и Первомайской, принадлежал монастырю. Заезжали на площадь перед костелом со стороны бульвара, разбитого на месте старого крепостного рва, который засыпали за ненадобностью (сегодня это улица Комсомольская).

Дошла до наших дней и опись 1888 года, в которой говорится, что теперь «Станиславовский» костел получил свой приход. С восточной стороны монастырский двор окружал пышный сад с фруктовыми деревьями и овощными грядками. «Тот фруктовый сад обведен забором. Кроме яблок и груш, вишен и слив, в нем множество кустов смородины и крыжовника», – написано в официальном документе.

При власти Советов

Фото: fotokto.ru

Размеренную тихую жизнь бывшей обители ордена кармелитов оборвала Советская власть. В феврале 1918 года настоятеля костела — ксендза Святополка-Мирского, который приходился дальним родственником владельцам Мирского замка, обвинили в контрреволюционной деятельности и расстреляли. Несколько лет спустя издание духовной литературы, а также религиозное воспитание детей было запрещено на государственном уровне.

Антирелигиозной пропагандой и «революционным просвещением» местных католиков занималось окружное отделение «Союза безбожников», в котором существовала специальная антикатолическая секция. Главной целью организации была дискредитация авторитета священников, которые традиционно пользовались уважением во всех слоях общества. Большевистская пропаганда велась «не теми методами», поэтому долго не приносила желаемых результатов. Из ЦК партии слали тревожные запросы: «Что мешает активизации идеологической работы среди женского населения?». Могилевский окружком КП(б)Б лаконично отвечал: «Католички».

В 1935 году кафедральный костел закрыли в рамках национальной программы по «изъятию у верующих культовых сооружений», а его имущество бесследно исчезло. Пропали драгоценные иконы и бесценные литургические облачения, сшитые из древних слуцких поясов. Еще через год Кремль «приговорил» бывшие храмы к «операции по смене пола» — теперь они должны были стать складами и зернохранилищами.

Могилевскому архикафедральному костелу в этом смысле повезло больше других. После войны в него перевезли исторический архив, директор которого — некто Шпаков — в 1956 году приказал разобрать, сохранившийся в рабочем состоянии уникальный старинный орган. Специалисты говорили, что благодаря наличию в конструкции керамических и серебряных элементов, а также труб, наполненных водой, инструмент был способен воспроизвести богатейшую палитру звуков.

Фото: agrocollege.by

В общем, музыкальный инструмент был чрезмерно большим и занимал много бесценного места. Орган без доли сомнений и сожалений отправили на «свалку истории». Само здание со всех сторон обнесли жилыми домами и навсегда скрыли «от глаз людских», так сказать, чтобы не засматривались.

Костел возвратили верующим только летом 1990 года. Разрешили проводить службы и параллельно начали реставрационные работы. Восстановленное внутренне убранство поражает воображение своей величественной красотой. Роспись стен и сводов иллюстрирует общеизвестные евангельские события. Считается, что она является самым большим фресковым библейским циклом в современной Белоруссии.

Первоначальная роспись в стилистике позднего барокко выполнена в период 1765…1767 годов. Использованный принцип перспективного пространства визуально удлиняет существующие архитектурные формы. Среди авторов фресок преподаватель живописи местной духовной семинарии Гловацкий, доктор теологии — Пиотровский, а также их ученики — монахи Григорий, Петр и Лукьян.

На одном из нефов есть изображение монаха, стоящего перед мольбертом. Исследователи полагают, что это автопортрет одного из художников, но какого именно — неизвестно. Еще на одной фреске, которая посвящена «Вручению монахам-кармелитам грамоты королем Жигимонтом», показан весь средневековый Могилев. Трудно поверить, что сказочная крепость с башенками, увенчанными шпилями, является прапрадедушкой современного областного центра, историческая застройка которого по большей части является классическим сталинским ампиром.

Подписывайтесь на нас в "Яндекс Новости" и "Яндекс Дзен"