Строительство белорусской АЭС может быть заморожено

Фото: sb.by

Белорусское правительство рассматривает вариант заморозки строительства первой атомной электростанции в стране. Неожиданная проблема возникла в том, что в 2020 году с выходом на проектную мощность объем получаемой энергии окажется избыточным для существующих потребностей государства, а экспортировать его фактически некуда. Мощность АЭС нельзя регулировать подобно громкости звука в смартфоне, гоняя ползунок в меньшую или большую сторону. Нужно либо строить дополнительную аккумулирующую станцию, либо что-то думать еще. Кто спасет белорусский проект, в одночасье ставший никому не нужным?

Идея строительства была верной

На момент принятия окончательного решения о строительстве современной генерирующей мощности в Белоруссии, который пришелся на относительно спокойный 2012 год, существовала иная энергетическая реальность. Никто из авторитетных специалистов не сомневался в потребностях «кольца БРЭЛЛ», синхронизирующего энергосистемы Белоруссии, России, Эстонии, Литвы и Латвии. Экспортные возможности станции в Островце на прибалтийском направлении были весьма перспективными с учетом закрытия Игналинской АЭС на территории соседней Литвы в 2009 году. Есть большой дефицит и в Польше.

Однако, в последующем коммерческий вопрос перешел в геополитическую плоскость. Литовцы категорически отказались приобретать дешевую белорусскую электроэнергию, хотя, сами на внутреннем рынке ежеквартально повышают стоимость киловатт-часа на 15…20%. Их можно понять – у Дали Грибаускайте завершается последний из возможных президентских сроков и ей нужно где-то «пристроиться» в руководящих органах ЕС. Что называется, «своя рубашка ближе к телу».

Латыши пока не определились, но столь категорично не высказываются. В 2022 году Эстонии по требованию Евросоюза им придется закрыть сразу две тепловых станции, и нужно будет что-то решать.

Минск в западне

Фото: novgazeta.by

Суммарная проектная электрическая мощность БелАЭС составляет 2400МВт и пока ее некуда деть. Ситуация действительно очень серьезная и осложнена тем, что потребности самой Белоруссии выросли не столь значительно, как предполагали шесть лет назад. Прогнозный план потребления должен был достигнуть 47млрд. кВт*час, но в реальности он даже не дотянул до 40млрд. кВт*час.

Чисто теоретически, экспортировать электроэнергию можно в Украину, планы которой по модернизации действующих АЭС и возведения новых мощностей в обозримом будущем туманны. Практически все станции требуют остановки и капитального ремонта. Вместе с этим, из-за снижения промышленного производства потребление электроэнергии там стремительно падает, а не растет. Из суммарного энергетического баланса страны дополнительного выпадает и порядка 9млн. граждан, которые фактически находятся за ее пределами.

Даже если гипотетически предположить, что ситуация кардинальным образом изменится, то потребности в дополнительной электроэнергии возникнут лишь в часы пиковых нагрузок, но проблема, так называемого, «ночного минимума» для БелАЭС останется актуальной и трудно разрешимой. Возможных вариантов разгрузки системы всего два: увеличить внутреннее потребление либо надеяться на помощь России, как оптового покупателя, что означает фактический полет «на одном крыле», рискуя сорваться в смертельный штопор.

Рост белорусской экономики реален

Аналитики предполагают, что Минск пойдет по первому пути, поскольку он вполне реален. Например, в транзитной стране с выгодным географическим положением очень мало электрифицированных железных дорог. Работы в этом направлении, что называется, «непочатый край».

Еще одним вариантом роста внутреннего потребления электроэнергии является активный переход на электрическое отопление. Всезнающая статистика уверяет, что в последние годы валовая потребность Белоруссии колеблется в районе отметки 35…38млрд. кВт*час, то есть, на человека приходится около 4тыс. кВт*часов. Для сравнения один россиянин потребляет больше 8тыс., а украинец – менее 5тыс.

Подобные выкладки являются сугубо теоретическими, поскольку математические расчеты не учитывают различия в структуре промышленности. Из суммарной российской генерации, которую оценивают в 1,1трлн. кВт*час, свыше 100млрд. кВт*час забирает алюминиевая индустрия, а также немногим меньше нужно и черной металлургии. Речь идет об отраслях, которых в Белоруссии либо нет совсем, либо имеются мизерные объемы.

С другой стороны строительство больших энергоемких производств ради утилизации избыточной атомной электроэнергии выглядит довольно странным. Как вариант, отказ от других энергоносителей. План перевода газовых котельных на электричество существует, но его реализация будет стоить денег, которых в стране нет.

Москва поможет или как?

Фото: vpk.gov.by

Положа руку на сердце, следует признать, что в текущей геополитической ситуации решить проблему экспорта без России будет нелегко. Для Москвы нет никаких сложностей с оказанием действенной помощи братскому государству. Для этого даже не нужно специально искать дополнительную аргументацию.

Белорусская АЭС возводится на связанный российский кредит, который рано или поздно должен быть возвращен. Генерирующие мощности в самой России стареют намного быстрее, чем появляются новые. Хроническое отставание от графика должно сыграть в пользу Минска. И, наконец, имеющиеся экспортные объемы электроэнергии в масштабах емкого рынка Российской Федерации являются небольшими. Они могут быть поглощены без видимых усилий.

Единственный недостаток – это внутрироссийские цены. В Евросоюзе белорусы могли заработать намного больше, но сегодня нужно думать о том, как выбраться из западни с наименьшими потерями. Строительство аккумулирующей станции мощностью один гигаватт оценивается специалистами в 2млрд. долларов. Оно теоретически возможно, но на реализацию проекта потребуется время, на которое строительство АЭС придется заморозить.

Подписывайтесь на нас в "Яндекс Новости" и "Яндекс Дзен"