Правительство хочет вернуть белорусским госбанкам былую мощь

215

В этой связи обсуждается возможность частичной рекапитализации трех крупнейших государственных банков, чьи уставные фонды сократились из-за обесценивания рубля почти на 2 млрд. долларов

«О таких суммах как 2 миллиарда, что составляет порядка 17 триллионов рублей, речь конечно даже не идет. Речь идет о суммах в несколько раз меньших… о порядка нескольких триллионов белорусских рублей. Причем, скорее всего, эти деньги будут внесены через ценные бумаги», — передает слова Сергея Румаса Reuters.

«Никакого вливания значительных денег в экономику, как это бывало, не произойдет», — добавил вице-премьер.

Финансовый кризис, обрушивший белорусский рубль и приведший к росту цен более чем на 100% за десять с половиной месяцев, стал следствием эмиссионной накачки экономики перед выборами 2010 года, на которых Лукашенко был переизбран на четвертый срок.

Чтобы справиться с кризисом Беларусь, резко сократившая госрасходы, ищет деньги за границей: до конца декабря Минск рассчитывает получить около 4,0 млрд.долларов из России в виде кредита Сбербанка (1 млрд. долларов), кредита антикризисного фонда ЕврАзЭС (440 млн. долларов) и платы за 50% “Белтрансгаза” (2,5 млрд. долларов).

Ранее Минск говорил, что по условиям подписанных в Москве контрактов, “Газпром”, который по завершении сделки станет 100-процентным собственником “Белтрансгаза”, должен перечислить деньги к середине декабря. По словам Румаса, белорусское правительство ожидает их поступления уже на следующей неделе.
«Насколько я знаком с позицией “Газпрома”, они не настроены это затягивать, и деньги должны поступить уже на следующей неделе. Эти средства полностью будут направлены в состав золотовалютных резервов», — сказал вице-премьер.

Белорусский Нацбанк истощил свои резервы в начале года, пытается остановить падение национальной валюты. По состоянию на 1 ноября резервы Нацбанка составляли 4,6 млрд. долларов.

Румас сказал, что текущее состояние белорусского рубля, который укреплялся в течение последней недели, исключает расходование резервов на валютные интервенции.

«Сегодня нет уже смысла делать валютные интервенции, чтобы поддержать рубль», — сказал он.