Нефть: арабские революции против западных дельцов

138

НефтьВ то время как мировая экономика балансирует между умеренным ростом и рецессией, цены на нефть продолжают свое шествие вверх, нервируя как биржевых игроков, так и посетителей автозаправок. Спасибо за это нам нужно сказать в первую очередь «оппозициям» на Ближнем Востоке, докуда добрался главный символ цивилизованного мира – демократия. После свержения режимов в Тунисе, Египте и Ливии сейчас в центре внимания находится Сирия. Однако главный геополитический риск представляет одна из ведущих нефтедобывающих держав – Иран. Момент, когда цены на нефть установят новый максимум, витает в воздухе, и его наступление может спровоцировать вторую волну экономического кризиса.

Ниже представлена аналитика эксперта латвийского банка Rietumu Игоря Зуева относительно дальнейшего развития данной сферы общественных отношений.

Нефть, политика и экономика

Мировая экономика, едва оправившись от кризиса, сегодня предпринимает слабые попытки перейти от рецессии к умеренному росту. Угрозы все те же – долговые проблемы в еврозоне, существенное замедление роста в Китае, сомнительная устойчивость наметившегося восстановления в США. И, хотя угроза европейской долговой катастрофы оказалась преувеличенной, а восстановление в США внушает некоторый оптимизм – продолжительность такой динамики пока под вопросом.

Помимо экономических рисков, вызывает беспокойство геополитическая ситуация в мире, в особенности на Ближнем Востоке. «Оппозиция» пытается свергнуть действующую власть в Сирии, а в Израиле и США определенные круги политического истеблишмента всерьез рассматривают возможность военной операции против Ирана.

Очевидно, что повышенное внимание к нефтяному рынку вызвано чрезвычайной важностью этого сырья для всей мировой экономики. Без энергетических ресурсов пока далеко не уедешь – они используются для перевозок и производства товаров. В мировом потреблении энергии на нефть приходится 34%, а транспортную систему она снабжает на все 90%. Заметим, что последние три рецессии в мире до 2008 года были вызваны именно геополитическими шоками на Ближнем Востоке, которые подстегивали рост цен на «черное золото».

После кризиса в 2008 году, когда цены на нефть марки Brent рухнули до 35 долларов за баррель, данный актив безудержно растет. В начале 2011 года был установлен посткризисный максимум на отметке 128 долларов, а с начала 2012 года цены подросли на 9% и держатся в районе 120 долларов.

Такое положение дел на нефтяном рынке объясняется несколькими факторами. Во-первых, это сугубо фундаментальные факторы спроса-предложения. Спрос со стороны развивающихся экономик Азии растет, а возможности увеличения добычи и экспорта ограничены. Во-вторых, существенную поддержку товарно-сырьевым активам оказывает мягкая монетарная политика в развитых странах. И, наконец, это фактор страха по поводу эскалации конфликта между США и Ираном.

С томагавками на ядерную программу

С того момента, как ливийские повстанцы с помощью своих западных друзей решили свергнуть надоевший им режим Каддафи, цены на нефть стабильно держатся выше планки в 100 долларов за баррель.

Однако спустя год после «арабской весны» в страны арабского мира так и не пришли гражданские свободы и демократия. Вместо этого обстановка на Ближнем Востоке еще больше дестабилизировалась, а как известно, этот регион является одним из самых нефтеносных в мире.

На сегодня главный фактор риска – это, конечно, Иран – третий крупнейший экспортер нефти. Если напряженность вокруг ядерной программы Ирана перерастет в военный конфликт, или Иран решится перекрыть Ормузский пролив, то цены на нефть могут взлететь до новых исторических максимумов. Напомним, что во время первой войны в Персидском заливе цены на нефть взлетели на 80%.

Пока конфликт с Ираном не перерос в открытую конфронтацию. Ведется завуалированная война, которая выражается в убийствах ученых-ядерщиков, кибер-атаках на атомные объекты, а также атаках на израильские посольства как реакция со стороны Ирана.

Эскалация напряженности на границе Израиля и Сектора газа также свидетельствует о растущей вражде Ирана и еврейского государства. США пока официально против сценария нападения на Иран, но у Израиля терпения гораздо меньше, на что недвусмысленно указывают публичные заявления премьер-министра Нетаньяху. Если тактика санкций и переговоров не сработает, то тандему США-Израиль придется решать проблему иранской ядерной программы по проверенной схеме – с помощью томагавков.

Мятежники срывают поставки

В начале 2012 года мы снова стали свидетелями ряда локальных конфликтов. Напряженность между Суданом и Южным Суданом привела к прекращению поставок в объеме 300 тыс. баррелей в сутки, так как экспортный трубопровод пролегает через территорию Судана. Нестабильность и забастовки в Йемене стали причиной сокращения поставок на 250 тыс. баррелей в сутки.

В освободившейся от твердой руки Каддафи Ливии на сегодня добывается порядка 1 млн. баррелей ежесуточно против 1,7 млн. до свержения авторитарного режима. Еще одна зона нестабильности – Сирия. Пока мятежники пытаются свергнуть «кровавый режим» Асада, добыча упала на 150-200 тыс. баррелей в сутки и резко снизились транзитные поставки через Сирию из Ирака и Саудовской Аравии.

В то время как перебоев с поставками становится все больше, новой нефти, способной заместить эти перебои, на рынке физической нефти нет. Большие надежды возлагаются на Саудовскую Аравию, но способность второго экспортера нефти в мире после России заместить нехватку сырья под большим вопросом. Резервные мощности королевства находятся на минимальном уровне за 5 лет. Подливают масла в огонь и недостаточные инвестиции в нефтедобычу и разведку новых месторождений в период мирового экономического кризиса. Во многих нефтедобывающих регионах инфраструктура быстро устаревает. Как результат сокращается производство в таких местах как шельф Северного моря и Венесуэла.

Реакцией стран ОЭСР и Международного энергетического агентства (МЭА) на перебои с поставками из Ливии с целью охлаждения рынка стал вывод на рынок резервных запасов. Однако к достижению поставленных целей это не привело, так как цены все равно вернулись к 100 долларам. К чему привели такие действия – так это к очередному уменьшению запаса прочности.

Предложение не успевает за спросом

Чтобы повлиять на планы Ирана по развитию своей ядерной программы, США и ЕС ввели эмбарго на иранскую нефть. Принимая такое решение, основная надежда возлагалась как раз на Саудовскую Аравию. Чтобы компенсировать потери от иранской нефти, Эр-Рияду придется увеличить экспорт на 500 тыс. баррелей в день. Однако это наращивание экспорта совпадает с сезонным ростом внутреннего потребления из-за жары и необходимости кондиционировать воздуха.

По данным МЭА, в летние месяцы потребление нефти в королевстве увеличивается до 3,2 млн. баррелей в день. В результате может случиться так, что саудовцам придется поднять суточную добычу до 11 млн. баррелей ежесуточно, что будет означать полное задействование мощностей. Отдельный вопрос – насколько реальны цифры, которые предоставляют саудовцы, и подкреплены ли они добычей. Прекращение поставок из Ливии стало очень показательным примером того, что Саудовская Аравия может и не обладать 2-3 млн. баррелей свободных мощностей, как предполагали многие участники рынка.

В течение 2011 года средняя добыча нефти в королевстве достигала 9,4 млн. баррелей в день – это рост на 500 тыс. баррелей по сравнению с 2010 годом. В январе добыча составила 9,9 млн. баррелей в сутки. Общая же мощность нефтедобычи снизилась до 11,9 млн. Получается, что «подушка безопасности» достигает всего лишь 2 млн. баррелей в день, что на 40% меньше, чем годом ранее.

Не будем забывать и о том, что 60% нефти добывается вне ОПЕК, в таких странах как Россия, Мексика, Бразилия, Канада. У них уже давно нет свободных мощностей для добычи и быстрой доставки необходимой нефти на рынок. Например, в России рост добычи замедляется последние два года и держится на уровне 10 млн. баррелей в день.

Добыча нефти в мире в 2011 году составила 87 млн. баррелей в день. При этом свободные мощности стран ОПЕК достигают лишь 3 млн. Столь малая подушка безопасности создает неопределенность по поводу достаточности предложения сырья на рынке.

Развивающиеся страны делают рынок

Одним из самых важных факторов в росте цен является увеличение аппетитов развивающихся экономик при том, что нефтедобывающие страны испытывают сложности с наращиванием добычи и экспорта. Прекращены поставки из Южного Судана и Сирии, а перекрытие Ормузского пролива станет кошмаром для всей мировой экономики. Через эту транспортную артерию проходит около 20% всей нефти, в том числе 35% ее морских перевозок. Очевидно, что страны ОПЕК и главным образом Саудовская Аравия не смогут в полной мере компенсировать возможные перебои поставок таких объемов.

Последний раз спрос сокращался в разгар кризиса в 2008 году. По прогнозу МЭА, в этом году спрос окажется на уровне 2006-2007 годов. Факторов роста несколько. Прежде всего, потребность в нефти растет за счет Китая и Индии. Их развивающимся экономикам, а Всемирный банк прогнозирует, что в 2012 году они вырастут на 8,7% и 8,4% соответственно, требуется все больше энергетических ресурсов. Еще одним источником спроса стала Япония, где нефть рассматривается как альтернатива атомной энергетике.

Впрочем, спрос на нефть будет расти только в развивающихся странах, тогда как в крупных развитых экономиках он будет снижаться.  По оценкам МЭА, уровень нефтяного бремени на развитые экономики приближается к 2008 году, когда нефть стоила 147 долларов за баррель.

Аппетиты США – крупнейшей экономики в мире – были главным ориентиром для цен на нефть в течение нескольких последних десятилетий. Поэтому инвесторы по всему миру следили за недельными данными по запасам сырой нефти на американских нефтехранилищах. Снижение запасов указывало на большую потребность экономики США в нефти, что оказывало существенную поддержку ценам.

Однако в середине 2000-ых годов наметилась динамика к снижению спроса на нефть в США из-за растущих мировых цен. С 2005-2007 годов спрос на нефть упал на 12%, но цены по-прежнему держатся выше 100 долларов. Это указывает на то, что запасы и спрос в США теперь оказывает намного меньшее влияние на рынок, нежели растущий спрос развивающихся стран и опасения по поводу перебоев с поставками.

Одним из объяснений растущим ценам на нефть стала монетарная политика в развитых странах, в особенности в США, где ФРС с 2008 года придерживается крайне мягкого монетарного курса. Запуск последней программы скупки гособлигаций объемом 600 млрд. долларов оказал сильную поддержку рынкам нефти и других товарно-сырьевых активов. Однако с уверенностью утверждать, что к такому росту цен на нефть привело исключительно обесценивание доллара США, нельзя. Центробанки повлияли на нефть лишь косвенно, поддержав экономический рост, который удерживает высокий уровень спроса на сырье.

Угроза для ВВП

Сейчас ситуация в Европе и США, а значит, и в мировой экономике, несколько наладилась, но риски ухудшения общей экономической конъюнктуры по-прежнему остаются, в том числе из-за слишком дорогой нефти.

В Европе влияние цен на нефть обычно было меньшим, чем в штатах. Однако в нынешней ситуации европейцы могут оказаться подвержены негативному влиянию дорогой нефти, так как многие экономики уже замедляются либо вошли в рецессию. Вдобавок к этому именно самые слабые экономики еврозоны являются крупными импортерами нефти.

Согласно некоторым расчетам, удорожание нефти на 10 долларов за баррель выше уровня 110 долларов приводит к сокращению темпов роста ВВП развитых стран на 0,3-0,5%, а в более энергоемких развивающихся – до 0,8%. Получается, что если цены вновь приблизятся к 150 долларам за баррель, то экономики США и Японии недосчитаются 1,2%  роста, Европы – 2%, а страны Азии – 3,2%.

В развивающихся странах более высокие цены на нефть представляют гораздо меньшую угрозу, чем в предыдущие годы. На это есть две причины. Во-первых, после 2008 года их экономики не так перегреты. Во-вторых, цены на продовольствие, на которые приходится большая доля в инфляционных индексах, стабилизировались.

Вторая волна кризиса

Цены на нефть могут установить новый максимум в самом обозримом будущем. И хотя в последнее время наблюдается некоторое снижение напряженности на Ближнем Востоке, а китайская экономика все-таки начала охлаждаться, цены не нефть по-прежнему достаточно высоки. Катализатором ценового скачка могут стать несколько событий, но наибольшая угроза исходит от Ирана.

Очевидно, что в дорогой нефти никто из участников рынка не заинтересован. Спустя лишь четыре года после глобального экономического кризиса лишняя нестабильность на энергетическом рынке не нужна ни одной экономике.

Пока подорожавшая нефть не наносит существенного вреда восстановлению, но сильное негативное влияние сказывается на «отстающих» странах еврозоны. Если «ястребы» в США и Израиле возьмут верх, и ситуация вокруг Ирана перерастет в военный конфликт, то хрупкий баланс в мировой экономике даст трещину, и мир накроет вторая волна кризиса.