Слуцкое восстание 1920 года

В истории белорусского народа по-прежнему остаются «белые пятна», которые наполняются краской в зависимости от текущей политической конъюнктуры. Одним из таких событий является Слуцкое восстание 1920 года, которое преподносят, как яркий пример борьбы белорусов за свою независимость. На самом деле всё намного проще.

Истоки

Революция 1905 году всколыхнула белорусский народ. Начиная с 1906 года, в Вильнюсе стали издавать первую газету на родном языке «Наша Доля». Правда, напечатав несколько номеров, издательство прекратило свое существование ввиду четко прорисованной идеологической линии — бороться за землю и волю вплоть до получения независимости. Его место заняло другое печатное издание – «Наша Нива», на страницах которого могли выражать свое частное мнение лучшие представители белорусского народа — писатели, литераторы, поэты и общественные деятели. Их мысли и идеи попадали в самые разные слои общества через народных учителей-белорусов, работающих в русских и польских школах.

Вокруг газеты начали группироваться энтузиасты, которые искренне мечтали о том, чтобы их народ занял достойное место в многонациональной европейской семье. Точнее, возвратил себе позиции, которые были утрачены вследствие многочисленных войн, разделов и насильственного уничтожения национальной самобытности. Были времена, когда белорусы были богаты и могущественны, а слава их, как писал поэт Янка Купала, была известна далеко «за литовской и ляшской землею».

Первая мировая война несколько ослабила поступательное движение в сторону обретения государственности, поскольку активисты были рассеяны почти по всей необъятной царской империи. Правда, при немецкой военной оккупации в 1915 году на части Беларуси, хотя и с большими трудностями, но открылись школы, в которых преподавание велось на белорусском языке.

Февральская революция 1917 года открыла дополнительные возможности для национального объединения. Во всех воинских частях, где имелось значительное количество солдат-белорусов, организовывались пропагандистские кружки, целью которых являлось формирование реальной силы, способной по возвращении на Родину стать мощным рычагом восстановления государственности.

Весной этого же года в Минске прошел учредительный съезд представителей различных националистических организаций, делегаты которого постановили добиваться перестройки Российской империи и признания за Беларусью статуса автономной республики. Был избран руководящий орган — Белорусский Национальный Комитет, а немногим позже Белорусская Центральная Рада, которая взяла на себя функции общенародного представительства.

Благодаря революционному подъему, практически повсеместно происходили всевозможные собрания и возникали все новые и новые националистические организации. Это разрозненное движение требовало координации из единого центра. Возникла идея созвать Всебелорусский Конгресс, в котором приняли бы участие представители от всех городов и уездов, а также от различных партий и политических направлений.

Особенности национальной демократии

Фото: minsk-old-new.com

Конгресс открылся в Минском городском театре 5-го декабря 1917 года. Из всех уголков Беларуси приехало 1167 делегатов. Работа форума проходила на протяжении двух недель. Молодая Советская власть наблюдала за процессом абсолютно индифферентно, не предавая ему никакого политического значения. И только 17-го декабря кто-то сообразил, что на самом деле происходит в здании бывшего Дворянского собрания. К нему были стянуты войска и делегатов вежливо попросили разойтись. Но было уже поздно.

Конгресс успел сформировать руководящий орган — Совет Конгресса, который потом превратился в Совет Белорусского Народной Республики. Последующие судьбы его членов малоизвестны, но предсказуемы: кого-то убили или арестовали, кто-то вынужден был бежать за границу или скрываться на необъятных просторах белорусских лесов и болот.

19-го февраля 1918 года Белорусский Совет взял власть в Минске в свои руки. Неделю спустя — 25-го февраля в город вошли немецкие войска, которые позволили Раде продолжить свою работу. На заседании 25-го марта 1918 года она приняла, так называемую, III Уставную Грамоту, которая объявила Беларусь Независимой Народной Республикой, о чем были извещены иностранные государства.

Рада БНР просуществовала до декабря 1918 года. Красная Армия выгнала оккупантов, а правительство непризнанной Республики вначале переехало в Гродно, затем в Вильно, а впоследствии и за границу.

Здесь будет уместно перенестись в оккупированный Минск лета 1944 года. 27 июня в том же историческом здании состоялся, так называемый, «Второй всебелорусский конгресс», который был созван Белорусской Центральной Радой и поддержан Куртом фон Готбергом – генеральным комиссаром округа «Беларусь». Откуда-то набрали свыше одной тысячи делегатов, которые отрицали БССР, как форму государственного устройства Беларуси, и подтвердили верховенство на ее территории полномочий БЦР. Вновь создали Белорусский Совет, который так и не успел начать свою деятельность по созданию национальной государственности по немецкому образцу. Фронт катился на Запад. Вновь созданное руководство страны спешно эвакуировалась вместе со немцами.

Слуцк, как центр борьбы за независимость

В ноябре 1920 года в Слуцке произошел вооруженный мятеж, направленный против Советской власти, который сегодня некоторые историки называют «ярким проявлением борьбы белорусского народа» за свою независимость и обретение Отечества. Но, тут, как говорится, с какой стороны посмотреть.

Не будем отрицать, что Слуцкая земля испокон веков играла знаковую роль в судьбе белорусского народа. В описываемый исторический период на ней проживало свыше трехсот отставных офицеров всех родов войск, чинов и званий. Достаточно «толстый» слой общества составляла интеллигенция и различные гражданские специалисты. Помимо этого, именно Слуцк делегировал на Всебелорусский конгресс наибольшее количество представителей. В городе функционировал местный Белорусский Национальный Комитет, и народная милиция, как орган самообороны, который насчитывал порядка 500 бойцов.

События в стране развивались стремительно, и власть на местах менялась, что называется, по нескольку раз на день. В этой нестабильной обстановке среди управленческих верхов слуцкого Комитета наметились кардинальные расхождения во взглядах. Образовались два направления: одно — под председательством Павлюкевича, стоявшего за тесное сотрудничество с поляками, а второе – во главе с адвокатом Прокулевичем, который ратовал за абсолютную независимость. Чтобы не дать Павлюкевичу развернуть агитационную работу по сближению с поляками, инициативная группа Комитета постановила созвать съезд Слуцка.

Фото: wikimapia.org

На него приехали представители 15-ти районов — всего 107 делегатов. Форум открылся 14-го ноября 1920 года в богато убранном зале дома Вайниловича. Зелень вперемешку с бело-красно-белыми национальными флагами создавала праздничный антураж, и среди присутствующих царило взволнованное настроение.

После открытия и приветствия делегатов, с разрешения председателя за трибуну встал молодой человек в черном пальто и с белым шарфом на шее. Он достал из левого бокового кармана вчетверо сложенную бумагу и сказал, что он, Павел Жаврид, приехал из-за границы и назначен эмиграционным правительством Белорусского Народной Республики комиссаром в Слуцк. Далее заграничный эмиссар зачитал декрет о своем назначении, который был встречен громкими одобрительными аплодисментами.

На Съезде выступило около десятка делегатов, каждый из которых с большим воодушевлением рассказывал о том, что Слуцкая земля не признает никакой чужой власти, а жители будут подчиняться только тому руководству, которое изберут сами. Поскольку время было тревожное, то решили работу собрания завершить, передав организационные полномочия Совету Слуцка, в состав которого вошло 17 человек.

Съезд вынес следующую резолюцию:

«Первый Белорусский Съезд Слуцка, созванный в числе 107 лиц, приветствует Совет Белорусской Народной Республики и заявляет, что все свои силы отдаст на восстановление Отечества. Съезд категорически протестует против занятия нашей Родины чужеземными и самозваными советскими властями.

Пусть живет Свободная, Независимая Белорусская Народная Республика в ее этнографических границах!»

Попутно одобрили начало незамедлительной подготовки к вооруженному противостоянию. В этот же вечер агитаторы поехали по деревням и волостям.

Призыв к восстанию

На фото: Знамя 1-го Слуцкого полка в Вильно (1921 год). Фото: ru.wikipedia.org

Через несколько дней Совет Слуцка опубликовал декларацию, в которой говорилось:

«В момент самоопределения всех народов и их борьбы за свою независимость и свободу, Белорусский Совет Слуцка, исполняя волю крестьянства, пославшего его и доверившего защиту нашей Родины — Беларуси, заявляет всему миру об основных требованиях белорусского крестьянства:

— Беларусь должна быть свободной, независимой республикой в ее этнографических границах

— объявляя об этом и являясь выразительницей воли народа, Слуцкая Рада декларирует свое твердое намерение стоять за независимость родной Беларуси и защищать интересы крестьянства от издевательств со стороны чужеземных захватчиков

— в случае надобности Слуцкая Рада будет защищаться даже силой оружия, несмотря на численное превосходство врага.

Мы верим, что наше дело — праведное, а правда всегда зацветет!».

Резолюция Слуцкого Съезда и декларация Слуцкой Рады стали своеобразным призывом к восстанию за права и свободу на собственной земле. На обращение откликнулись. Повсеместно на уровне деревень и местечек начали образовываться национальные комитеты, основным направлением деятельности которых явилось формирование вооруженных сил. Ядром создаваемой армии, стали силы самообороны Слуцка.

Естественным образом возник вопрос о командовании. На эту должность пытались пригласить вначале бывшего капитана Генерального Штаба, а после царского генерала, жившего в городе. Оба отказались, мотивируя свое решение кратко и лаконично: «Вас слишком мало».

В столь тревожной и неоднозначной ситуации Совет Слуцка решил поручить руководство своими вооруженными формированиями еще одному капитану царского Генштаба — Павлу Чайке, к которому некоторые относились с большим недоверием.

В частности, один из командиров полков — Антон Сокол-Кутыловский (1892-1983гг) в своих мемуарах впоследствии писал:

«Я был категорически против назначения Чайки командиром объединенных вооруженных отрядов, потому что знал этого человека. Мне пришлось в начале 1919 года два месяца работать в Слуцке при военном комиссариате в должности уездного инструктора по общему военному обучению, а Чайка там же, при комиссариате, был военным руководителем. В работе нам приходилось сотрудничать, и я узнал Чайку, как человека, сочувствовавшего советской власти. И когда я, по истечению двух месяцев совместной службы, предложил Чайке бросить большевистский комиссариат и убегать за границу, то он отказался и даже, как я после узнал, помогал военному комиссару Слуцка — Лебедю, искать меня в родных местах, в которых я скрывался от большевиков.

Однако, приказ Совета я выполнил. Чайка, хотя и с большой неохотой, но все же согласился ехать в Слуцк. Ему Рада и поручила командование войсками».

«Битва за Слуцк»

Фото: kurjer.info

Большевики подходили к Осиповичам и Старым Дорогам. Оставаться в Слуцке было опасно, поскольку, как таковой, обороны не существовало. Поэтому командование с согласия Совета приказало 24-го ноября 1920 года оставить город и отходить на запад.

Из прибывших добровольцев сформировали 1-й Слуцкий полк под командованием капитана Антиповича, а потом — капитана Семенюка. Через несколько дней сформировали еще один — Грозовский полк под командованием полковника Гавриловича. Вооружения не хватало, поэтому значительная часть солдат отступала на запад с голыми руками, что значительно снижало боеспособность соединений. Чтобы как-то исправить ситуацию, полки объединили под единое командование в 1-ю Слуцкую бригаду.

На удалении 35-40км от Слуцка передовые части Красной Армии настигли повстанцев, совершавших «глубокий стратегический маневр». 26-27 ноября произошли первые боестолкновения. Как и следовало ожидать, командующий бригадой – капитан Чайка — перешел на сторону большевиков. На его должность назначили Антона Сокол-Кутыловского.

В целом ситуация не изменилась и слуцкие формирования продолжали на «максимальных скоростях» двигаться к спасительному рубежу на реке Лань вдоль линии Медведичи — Синявка — Ляховичи — Клецк, за которой находилась польская регулярная армия.

Наконец желанная цель была достигнута. Командиру бригады удалось достать разрешение от польских военных властей на выдачу каждому офицеру и солдату дорожного документа, дающего право проезда до местности, которую он выбрал для проживания на территории Польши. Все разъехались в разных направлениях. Так закончилась «народная борьба жителей Слуцка за свою дорогую Родину».

Кто пошел против большевиков

Годовщину Слуцкого вооруженного восстания сегодня отмечают 27 ноября – в день начала первых боев с красноармейцами. Само событие объясняют политическими причинами, но есть другие аспекты. В частности, нельзя сбрасывать со счетов тот факт, что основную массу непокорных составляли крестьяне.

В качестве одной из предпосылок к бунту отдельные историки называют большое количество состоятельных хозяйств в регионе. Напуганные брутальной политикой военного коммунизма, люди были готовы защищать свое имущество с оружием в руках.

Слуцкий район практически не знал горя и разрушений Первой мировой войны. В 1920 году это была, пожалуй, самая состоятельная область Беларуси. Поляки писали о Слуцке так: «По уровню культуры ведения сельского хозяйства — это белорусская Голландия». Состоятельность слуцких крестьян обусловлена не только историей начала ХХ века. Здесь всегда были очень плодородные земли — «образцовые» для всей остальной страны.

Если говорить о социальной структуре крестьянства, то ее значительную часть составляли, так называемые «избранные», то есть, люди, не знавшие крепостничества, имевшие богатый опыт воинской службы и независимый характер. «Избранные» — это солдаты, которых отбирали, как бы сейчас сказали, для элитных частей и спецподразделений. Это были рослые, физически крепкие мужчины, тяготеющие к военной службе.

В Великом Княжестве Литовском первые подобные формирования появились в 1595 году. Правящая элита подбирала для своих «гвардейцев» таких же статных и красивых девушек, и этот тренд сохранялся на протяжении столетий. За верную службу бойцы и их потомство освобождалось от налогов и повинностей, получало привилегии и землю в вечное владение.

Со второй половины XVII века «избранные» компактно проживали только в Слуцком районе. Ко времени начала описываемых событий они имели исторический опыт борьбы за свои права. Так в 1808-м году князь Доминик Радзивилл попытался перевести их на барщину. Народ взбунтовался, а после еще долго судился. Дело закончилось только в 1871-м, когда им наконец-то официально разрешили перейти на «выкупные платежи».

Сегодня можно только представить, как восприняли эти люди беспощадную большевистскую продразверстку. В рассказе Василия Быкова «На черных вырубках» солдат по прозвищу «Австриец», который только недавно вернулся из германского плена, намеревается спокойно хозяйничать на земле. Однако, он просто вынужден примкнуть к восставшим после того, как Советская власть выгребла весь хлеб из амбара, то есть, фактически лишила средств к существованию.

Вот и получается, что зерна махрового национализма отдельных личностей, решивших удовлетворить свои амбиции в период всеобщей неразберихи и хаоса, упали на благодатную экономическую и социальную почву. Впоследствии эти «национальные герои» верно служили фашизму, пытаясь доказать свою значимость и создать на территории страны некое марионеточное государство, мусоля национальную идею. Один русский классик как-то написал «Если начали слишком часто говорить о патриотизме и независимости – значит, проворовались».

История повторяется. Вначале она выглядит, как фарс, а в следующий раз может обернуться самой настоящей трагедией для всего народа.

Подписывайтесь на нас в "Яндекс Новости" и "Яндекс Дзен"