Забытые в прошлом: усыпальница рода Ожешко

Фото: shaadorian.livejournal.com

Погребальные традиции являются важной составной частью национальной культуры любого общества. Практика возведения храмовых построек для проведения различных неканонических обрядов уже существовала в период величия Древнего Рима. На территории Киевской Руси первая «божонка», как разновидность часовни, впервые появилась в 1109 году. В летописи сказано: «дочь Всеволода, Евпраксея представилась и была положена в земли Печерского монастыря. Построили божонку, в которой лежит тело её».

Впоследствии появление часовен и каплиц стало своеобразным олицетворением знатности рода. Сформировались даже принципы, которыми неуклонно следовали на протяжении столетий: тот, кто финансировал строительство храма, имел право быть захороненным в его пределах. Рядом с загородным имением, которое использовалось для постоянного проживания, обязательно должна быть родовая усыпальница. В конечном итоге эти сооружения стали неотъемлемой частью усадебных комплексов, оттого их архитектуре уделялось самое пристальное внимание.

В этом ряду своей невероятно сложной кровлей выделяется усыпальница рода Ожешко в деревне Закозель, что в Брестской области, построенная архитектором Франциском Ящольдом в 1849 году. Классические восемь скатов совмещены с четырехгранным куполом, увенчанным шпилем. В стилистике отчетливо прослеживается влияние английской культуры, что особенно заметно в интерьере, в котором присутствует искусная штукатурная имитация звездчатого свода. С него свисает замковый камень и множество дополнительных нервюр, которые образуют причудливый орнамент, напоминающий чудное кружево.

Фото: shaadorian.livejournal.com

Само здание выстроено из кирпича, оштукатурено, а фасады декорированы геральдическими щитами, отлитыми из металла. Все четыре фронтона украшены стрельчатыми арками, часть из которых являются нишами, а другая часть — оконными проемами. Высота арок увеличивается по мере приближения к центру фронтона. Подобные композиционные приемы характерны для традиционной английской готики.

В стрельчатых нишах часовни изначально стояли скульптуры евангелистов, которые до нашего времени не сохранились, а оконные проемы были заполнены витражами. В верхней части входного портала находились круглые гербы Ожешко, выполненные в технике чугунного художественного литья.

Сегодня полуразрушенное здание, как и прежде, потрясает воображение выразительной динамичной композицией и гармонией форм. Под ним находится крипта с захоронениями, вход в которую некогда освещали два фонаря, висевшие на деревянных столбах. Было принято считать, что усыпальница разграблена, но недавно археологическая экспедиция обнаружила внутри человеческие останки, бронзовое литье, а также фрагменты слуцких поясов с растительными орнаментами.

Фото: wikimedia.org

Существует легенда, что в потайном помещении, находящемся в высоком шпиле часовни, скрывался от царской полиции один из руководителей Польского восстания 1863 года Ромуальд Траугут (1826–1864), которого также можно считать белорусом, поскольку он родился на территории современного Кобринского района.

Что касается знаменитой писательницы Элизы Ожешко, урожденной Павловской, то совсем юной девушкой, которой едва исполнилось 17 лет, она вышла замуж за Петра Ожешко. Они оба были активными участниками упомянутого национально-освободительного движения, после подавления которого развелись. Петра сослали в Пермский край, а Элиза обосновалась в Гродно. В 1894 году она повторно вышла замуж и стала Нагорской. Скончалась в 1910 году от воспаления легких и была похоронена в Гродно. Бывала ли она в Закозелье доподлинно неизвестно, но вполне возможно, поскольку целых пять лет прожила вместе с мужем в соседнем имении Людвиново.

Подписывайтесь на нас в "Яндекс Новости" и "Яндекс Дзен"