В поисках утраченного: дворец в Жиличах

По территории Могилевской области протекает небольшой приток Днепра – ничем не примечательная речушка Добосна. На одном из ее берегов, который лежит в границах Кировского района, стоит шикарный дворцово-парковый комплекс XIX века, построенный в классических архитектурных традициях своего времени. Вместе с регулярным французским парком, в котором ранее было множество малых архитектурных форм, искусственных водоемов и мостов, он занимает площадь более 18га.

Если мы могли гипотетически вернуться в прошлое и пройтись по многочисленным залам этого прекрасного здания, то неизбежно столкнулись бы с ощущением, что находимся в Эрмитаже или Лувре. Другими словами, в самом настоящем музее.

В некоторой мере, это полностью соответствует действительности, поскольку владелец имения – Игнатий Булгак – начал заниматься коллекционирование еще во время победоносного похода русской армии образца 1814 года, завершившегося взятием Парижа. Очевидцы, которым довелось видеть экспозицию своими глазами, писали в воспоминаниях о древних античных скульптурах, многочисленных каминных часах и знаменитых «слуцких поясах».

Один из залов дворца был украшен фамильными портретами представителей старинного рода Булгаков, о существовании которых сегодня известно лишь то, что «они, наверняка, были». Предположения весь интересны, поэтому мы еще к ним вернемся.

В частности, знаменитый белорусский живописец Наполеон Орда, сделавший зарисовки имения Булгаков, утверждает, что в коллекции видел три полотна с печатями Зимнего дворца в Санкт-Петербурге, в числе которых было «Покаяние святого Иеронима» (1550-1560гг), принадлежащий кисти Тициана. Справедливости ради следует заметить, что данная конкретная картина сегодня находится в миланской пинакотеке Брера. Что непосредственно касается изображений упомянутого Святого, то, скажем, у не менее знаменитого Хосе де Риберы было несколько десятков различных вариантов. Почему бы одному из них не переехать с брегов холодной Невы к ласковым теплым водам Добосны?

Немало слухов ходит и о дворцовой библиотеке. Правда, ее основная часть досталась Игнатию Булгаку в качестве приданого жены, которая происходила из старинного рода, с неблагозвучной фамилией, Слизни. Порядка семи тысяч томов, в числе которых были бесценные рукописные древние манускрипты, а также родовые архивы обеих семей сгорели в огне Польского восстания 1863 года. Если бы они уцелели, то история, с которой знакомится читатель, возможно, была бы более захватывающей.

Строитель дворцово-паркового комплекса и собиратель сокровищ скончался в 1848 году. Все богатства, согласно завещанию, были равномерно распределены между пятью сыновьями, а четыре дочери получили приданое. В архивах сохранилась подробная опись недвижимости в Жиличах, оценочная стоимость которой составила — 62.795 золотых рублей. Примечательно, что «жива» и опись 1857 года, в которой фигурирует совсем иная сумма – 258тыс. рублей. Что изменилось в имении за девять последующих лет, мы можем только догадываться.

Упадок

Новым владельцем дворца в Жиличах стал самый младший сын Игнатия – Эдгар, который предпочитал жить в Санкт-Петербурге и путешествовать по миру. На исторической родине он появлялся крайне редко, но по приезду неизменно устраивал шумные балы. Недостатка в деньгах не было, поскольку Булгакам принадлежало почти 100 гектаров земли, а всеми делами заведовали весьма талантливые и прогрессивные управляющие.

В семье одного из них – Ивана Левицкого – в 1869г. родился сын, которого окрестили Антоном. Впоследствии он вошел в когорту первых белорусских прозаиков. Безусловно, этому способствовало и образование, полученное под руководством «доброго соседа» в лице Винцента Дунина-Марцинкевича.

В разные времена и по различным причинам в имении «Добосна» побывали многочисленные гости. В 60 годы сюда с регулярной периодичностью наезжал уже упомянутый выше Наполеон Орда. Намного позже гостил один из родственников — Ян Булгак, которого сегодня почитают в качестве основателя польской школы фотографии. Его снимки, сделанные в интерьерах дворца и его окрестностях, датированы весной 1914 года. Изображения одних и тех же мест уже не совпадают с акварелями Орды. А потом была война….

Последний владелец дворца — Эммануил Булгак, который приходился Эдгару племянником, сразу после Октябрьской революции уехал во Францию, где скончался в 1943 году. Его могила находится в Каннах.

Нетленная красота

Примечательно, что дворец в Жиличах успешно прошел через все невзгоды войн и революций XX века. Его не бомбили и не сжигали. В 1920-е годы помещения приспособили под школу рабочей молодёжи, которую впоследствии сменил сельскохозяйственный техникум.

Во время Великой Отечественной войны на территории имения находился немецкий госпиталь, а в парке – солдатское кладбище. Часть помещений занимали склады продовольствия и казармы. В послевоенные годы следы оккупации были уничтожены, включая места захоронений.

В настоящее время в дворцово-парковом комплексе идут реставрационные работы. Восстанавливается придворный костёл, обновляется парк и искусственные водоемы. Бесспорно, почти за два столетия первоначальный облик здания и прилегающих территорий существенно изменился, но центральная часть уникального архитектурного шедевра в ближайшее время станет такой, какой ее задумывал Игнатий Булгак.

Кто такой Игнатий Булгак

Земли в окрестностях деревень Добосна и Жиличи в разные времена были собственностью представителей сразу нескольких знатных фамилий. Винцент-Николай и Игнатий Булгаки приобрели их в конце XVIII века у Франца Сапеги. По другим сведениям Добосна с XVI века была родовым гнездом боярина Герасима Булгака. Разъясняющие подробности на эту тему отсутствуют.

Прямых наследников у новых «землепользователей» не было, поэтому они завещали свое имущество сестре Фортунате на условии бракосочетания с ротмистром Габриелем Булгаком — дальним родственником по параллельной генеалогической ветви. Они поженились в 1785 году, что позволило объединить в единое целое богатые земельные угодья и капиталы. Собственно их и унаследовал «наш» Игнатий Булгак — сын Фортунаты и Габриеля.

Надо понимать, что у них так было заведено, но родители поставили юноше условие – вначале образование, а после – богатство. Спасибо, что не заставили жениться. Студенческие годы молодой отпрыск знатного рода провел в Дерпте, который сегодня известен, как эстонский город Тарту. И прямо из-за парты пошел на фронт и, как уже известно, участвовал во взятии Парижа.

Впоследствии, при заключении брака с дочерью предводителя бобруйского дворянства Юзефа Слизня Изабеллой, Игнатий проявил завидную дальновидность и практичность. В качестве приданного жены он получил все состояние ее родителей, и унаследовал должность тестя. И понеслось…

Для возведения крепости территорию города безжалостно «переформатировали», чем вынудили население переселиться в форштадты — бывшие городские предместья. За покинутые дома выдавали небольшие компенсации, которые не соответствовали реальному ущербу.

Новый Предводитель добился увеличения государственных субсидий вынужденным переселенцам, а также получил разрешение на общеобразовательную деятельность для низших слоев населения. Под школу он пожертвовал собственный городской дом, для перестройки которого выписал из Виленского университета знаменитого архитектора — профессора Карла Подчашинского, отец которого строил замки Радзивиллам.

«Используя служебное положение», Игнатий Булгак уговорил «продолжателя традиций» создать проект величественного дворца на территории родового имения «Добосна», который своим великолепием затмил бы все полторы сотни замков, расположенных в западных губерниях империи. Честолюбие архитектора взыграло, поскольку ему представилась уникальная возможность, превзойти своего отца, и он согласился, но при условии не привлечения к авторскому надзору за строительством. Только проектная документация.

В 1825 году все необходимые эскизы и чертежи были готовы. Их воплощением в реальность занялись местные мастера под надзором студента Санкт-Петербургской академии художеств г-на Клобуковского. Что было далее, вы уже знаете….

Подписывайтесь на нас в "Яндекс Новости" и "Яндекс Дзен"