История Мирского замка — «визитной карточки» Беларуси продолжение

Из первой части читатель узнал, что каменный замок в поселке Мир начал строить князь Юрий Ильинич, который мечтал, чтобы его наследники получили графский титул. Он действительно достался его внуку Юрию Ильиничу-младшему, который после себя наследников не оставил. На протяжении трех столетий дворцовым комплексом владели Радзивиллы, при которых он достиг наивысшего расцвета. Интерьеры были настолько богаты и изысканы, что своим великолепием поражали даже европейских монархов.

К сожалению, замок, который изначально не строился, как фортификационное сооружение, испытал на себе разрушения и пожары всех войн, которые проносились по территории современной Белоруссии. Несколько раз он возрождался из пепла и вновь блистал подобно бриллианту, но с каждым новым уничтожением это было сделать все труднее и труднее. Последний владелец — Михаил Николаевич Святополк-Мирский вел реставрационные работы долгих 16 лет. Как говорится, что успел, то сделал.

Прямых наследников у него также не было, поэтому после смерти в 1938 году все имущество перешло племяннику – Александру Дмитриевичу Святополк-Мирскому, который специально приехал в Польшу ради вступления в права собственника. Ему, прямо скажем, крупно не повезло. Согласно секретному протоколу к Договору о дружбе с Германией, исторические земли Западной Белоруссии, в числе многих других территорий, отходили к СССР. В 1939 году советским стал и поселок Мир. Как поступали в те времена с «душителями свободы и угнетателями пролетариата» общеизвестно, поэтому ни в чем неповинный граф отбыл на лесоповал «в места не столь отдаленные».

И полыхнула Великая Отечественная война

Войска вермахта заняли Мир уже 27 июня. На этот момент в поселке проживало порядка 3,5тыс. евреев, которых начали планомерно уничтожать, расстреливая небольшими партиями на городской окраине. Весной 1942 года оккупационные власти перевести всех оставшихся в живых в замок, который находился на тот момент в плачевном состоянии. Места для размещения почти тысячи человек катастрофически не хватало. Сотням пришлось заселиться в темные сырые подвалы, облюбованными змеями. Даже одинокий колодец, расположенный в центре двора, не мог вдоволь напоить такое количество населения.

Люди не сопротивлялись, а приспосабливались к ситуации, надеясь на помощь Всевышнего. Они организовали синагогу, наладили быт. Сами доставали одежду, пропитание и даже сами себя охраняли. Единственный вход на территорию был замотан колючей проволокой, за сохранностью которой следило несколько человек из «Юденрата» — органа еврейского самоуправления на оккупационной территории. Казалось, что немцы вообще потеряли интерес к жителям гетто.

В местной комендатуре работ переводчик — Освальд Руфайзен, который, как выяснилось впоследствии, был польским евреем Шмуэлем Аароном. Внешне на представителей своей национальности он похож не был, а прекрасный немецкий язык с берлинским акцентом позволял оставаться вне подозрений. Ему удалось узнать, что уничтожение гетто запланировано на 13 августа 1942г. Но, эту страшную весть его соплеменники восприняли с большим недоверием.

Уходить в леса решилась лишь молодежь, которую отговаривали старики, мотивируя тем, что будет еще хуже. И, тем не менее, порядка двухсот человек покинули замок в ночь с 10-го на 11-е августа. Сделать это было несложно, поскольку как таковой охраны не было. Утром данный факт стал известен нацистам, которые расстреляли всех, кто остался. В живых оставили лишь несколько десятков человек, которые по роду профессиональной деятельности были незаменимы.

Практически все, кто сбежали, влились в партизанские отряды и некоторые дожили до конца войны. Освальду Руфайзену также удалось скрыться. Говорят, что после победы он стал монахом-кармелитом, что для благочестивого еврея несколько необычно.

В июле 1944-го, когда Мир освободили, в замок перешли жители, лишившиеся крова во время военного лихолетья. Здесь держали скотину, птицу, хранили сено и иные запасы. Последняя семья покинула «графские развалины» лишь в 1962-м.

Реставрация

Временную консервацию стен произвели в 1971 году, а к полноценным восстановительным работам приступили лишь 12 лет спустя. Еще через шесть лет в 1989-м утвердили проект реставрации, который предусматривал организацию музейной экспозиции.

О состоянии дворцово-замкового комплекса начала 80-х годов можно узнать из зарисовки Михаила Карпука. Почти во всем здании дворца нет перекрытий: только стены и оконные проёмы. На северо-восточной башне стоит та самая крыша, которую установили во время консервации.

Первая экспозиция открылась в 1993 году в юго-западной башне. Потребовалось еще 14 лет, чтобы создать из ведущих археологов, историков и искусствоведов научно-творческую группу по разработке концепции национального музея. В 2008 году она была окончательно утверждена.

В полном объеме замковый комплекс «Мир» открылся в декабре 2010 года после проведения масштабных реставрационно-восстановительных работ, в ходе которых также восстановили усыпальницу князей Святополк-Мирских.

В наши дни Мирский замок можно считать одним из наиболее раскрученных туристических объектов страны, который известен во всем мире. Сюда ежегодно приезжают десятки тысяч туристов со всех уголков планеты.

Исключительно ради исторической справедливости следует заметить, что созданная музейная экспозиция в экспертном сообществе вызывает неоднозначные оценки. Залы наполнены множеством случайных вещей, копиями, репродукциями и всевозможными муляжами, что, по мнению критиков, не создаёт требуемой атмосферы. Большинство экспонатов не имеют ни стилистической, ни исторической связи с замком и его интерьерами.

С этим можно не согласиться, поскольку аутентичных предметов попросту не сохранилось физически в силу причин, которые уже известны читателю. Когда знаешь историю замка, то он выглядит совершенно иначе. Остается лишь включить фантазию и воображение.

Подписывайтесь на нас в "Яндекс Новости" и "Яндекс Дзен"