Как Менск стал Минском

Точная дата основания нынешней белорусской столицы неизвестна. Более того, неизвестно и место где она находилась изначально. Отсчет ведется от первого упоминания в «Повести временных лет», составленной знаменитым летописцем Нестором: «В лето 6575 года (от сотворения мира) Всеслав Полоцкий начал междоусобную войну и захватил Новгород. Изяслав, Святослав и Всеволод Ярославичи, собрав дружину, в лютый мороз пошли на Всеслава. Братья взяли Менск, где перебили всех мужчин, а женщин и детей пленили. Далее они пошли к Немизе, а Всеслав выдвинулся им навстречу. Встретились армии противников в третий день марта на Немизе. Было много крови…».

Как вы правильно понимаете, оригинальный текст написан на старославянском языке, который можно транслировать на современный русский или белорусский язык, как угодно. Некоторые исследователи считают, что древний Менск находился на берегу реки Менки, а после его взятия киевские князья направились к другому городу – Немиге, который также располагался около одноименной речки. Про Свислочь в тексте нет ни единого слова, а в те времена она была широкой полноводной рекой. Следовательно, столица Белоруссии исторически правильно должна называться – Немигой.

В качестве достаточно весомого аргумента приверженцы данной версии выдвигают аналогии топонимов, которые встречаются на территории страны повсеместно. В частности, второй по величине город Беларуси – Гомель ведет свое название с полноводного ручья Гомий, возле которого возникло первое поселение.

Их противники в качестве не менее серьезной основы для возражений приводят текст дарования Магдебурского права, датированный 1538 годом, в котором, что называется, «черным по белому» написано — «место нашо Менск» на берегу Свислочи. Старинный рукописный документ достаточно хорошо сохранился до нашего времени.

Если из глубины веков перенестись в современный исторический период, то минские старожилы должны вспомнить, что на площади Ленина с незапамятных времен лежал чугунный канализационный люк, на котором была четкая надпись: «Менск. 1926г.».

Исторические перипетии

Путаница в названиях начинается со времен объединения Великого Княжества Литовского и Речи Посполитой, которое сопровождалось насильственным навязыванием польской культуры и языка. В результате вытеснения старобелорусского правописания топонимов на картах появились латинские названия. Это логично объясняет, как Менск вначале XVIII века стал Minscum, а после Minsk или Миньск, по аналогии с Миньском-Мазовецким. Чтобы не возникло путаницы, наш город стали называть Міньскам-Літэвскім (Миньском-Литовским).

Случай не единственный. Самый яркий похожий пример связан с Брестом, который «с рождения» был Берестьем, а после упомянутых событий аналогичным образом превратился в Брест-Литовский, чтобы не путали с Брестом французским.

В ходе русско-польской войны территория современной Белоруссии вошла в состав Российской империи, и произошел процесс обратной транслитерации топонимов, но теперь уже с польского языка на русский. Таким образом в конце XVIIIв. на географических картах появился белорусский город «Минскъ».

В официальных документах, изданных после Революции 1917 года, название города «Менск» впервые встречается в «Манифесте временного правительства рабочих и крестьян Белоруссии» от 1.01.1919г. Оно сохраняется на кириллице и латинице вплоть до Конституции 1927 года, которой закрепляется юридически. Через 10 лет принимают новую Конституцию республики и вновь используют прежнее название столицы.

Если вам удастся найти 39-й том «БСЭ» издания 1938 года, то на странице, посвященной Минску, вы найдете такие слова: «Минск (по-белорусски Менск… )».

Куда делся Менск?

Менск окончательно исчез из справочников, карт, газет и прочих полиграфических изданий в середине 1939 года. Однозначного ответа на вопрос «почему» официально не существует. Мы можем лишь предположить, что в это время в рамках секретного протокола к договору о дружбе с Германией, больше известного, как «пакт Молотова-Риббентропа», Советский Союз присоединил к своей территории часть ранее потерянных и новых земель, в том числе страны Прибалтики, Западную Белоруссию, Западную Украину, Бессарабию и так далее. В результате возникла естественная необходимость унифицировать названия топонимов, которые существовали на разных языках. Решение сменить названия столицы приняла 2-я сессия ВС БССР в июле 1939 года. Советские газеты сообщили об этом событии несколькими сухими строчками.

Когда пламя Второй мировой войны перекинулось на Беларусь, в городе воцарился «новый порядок»: все советские названия были отменены и жителям пришлось привыкать к Менску. Относительно территории у нацистов был свой жуткий план: превратить ее в резервацию для идеологически и расово неполноценных людей: уничтожить евреев и поляков, германизировать 25% населения, а остальных – вывезти на работы в Германию.

Разрушенный город предполагалось сравнять с землей, а в 15км южнее возвести новую столицу – Асгард. Название придумал гауляйтер Кубе – поклонник скандинавской мифологии. По преданиям в этом городе живут верховные божества – Ве, Вилли и Один. Понятно, что в земной реализации в нем должны были жить представители арийской расы, а всем остальным нацисты уготовили роль рабов.

Справедливости ради следует заметить, что сама по себе идея переноса белорусской столицы действительно имела место в самые первые послевоенные годы. Существовала вполне обоснованная точка зрения о том, что затраты на восстановление города будут несоизмеримо больше, чем на его отстройку заново. Слава богу, здравый смысл возобладал.

Вернется ли старый Менск?

Осенью 1991 года молодое государство, получившее независимость, имело все шансы вернуть своей столице старинное название. В Верховном Совете развернулись нешуточные дебаты: одни депутаты требовали не допустить крамолы, другие искренне не верили, что их любимый город мог называться как-то иначе, а третьи предлагали «включить мозги» и посчитать затраты бюджета. Замена всего лишь одной буквы могла обойтись в сотни миллионов долларов, ведь пришлось бы менять паспорта, карты, официальные документы, вывески и так далее. При голосовании историческому названию не хватило 31-го голоса.

Если к решению этого вопроса подходить системно и строго научно, то возвращать исконные названия нужно всем нашим топонимам, которые за многие столетия были неоднократно искажены различными языками. В этом ряду все города страны. Не будем забывать, что название Менск не является однозначно точным. На средневековых картах он обозначен и как Minsko, и как Mensko. Со временем последнюю гласную наши предки куда-то потеряли.

Листая летописи, мы встречаем Менеск, а не Менск, Витпеск, а не Витебск, Полотеск – а не Полоцк, Новогородок, а не Новогрудок и так далее. Нужно ли сегодня возрождать эти названия? Они звучали естественно на языках предшествующих поколений, но сегодня стали необычными и режут слух.

После развала СССР многие республики изменили названия столиц в рамках правописания на национальном языке. Но во все времена существовало одно главное правило: в основе столь кардинальных изменений должно лежать желание народа. Вряд ли сегодня найдется «мИнчанин», который мечтает стать «мЕнчанином». Более того, еще ни один ученый муж аргументировано не доказал, что название «Менск» точнее соответствует белорусскому языку, чем «Минск».

Подписывайтесь на нас в "Яндекс Новости" и "Яндекс Дзен"