Куда занесёт Беларусь Северный поток?

649

8 ноября состоялся официальный запуск в эксплуатацию первой нитки «Северного потока». И тут же новостные агентства начали наперебой говорить о том, какие перспективы это несёт для Европы, Украины, стран Балтии, мирового сообщества и самой России. Однако вопрос о перспективах, которые ожидают Беларусь, не затрагивается СМИ. Тем не менее, для нашей страны запуск уникального газопровода тоже имеет огромное значение.

«Газовый поводок» или просто расширение поставок в Европе?

Разумеется,  самый основной вопрос, который возникает в связи со всеми слухами и предположениями о Северном потоке — это вопрос о дальнейшей судьбе проходящего через территорию Республики Беларусь газопровода Ямал — Европа.

С одной стороны глава «Газпром экспорта» Александр Медведев на брифинге во вторник  заявил, что снижения транзита российского газа через территорию Беларуси по газопроводу Ямал- Европа с вводом в эксплуатацию газопровода «Северный поток» не предполагается. «Ямал-Европа будет загружен на полную проектную мощность. Снижения поставок по Ямал-Европа не предполагается ни технологически, ни коммерчески», — заявил он.

С другой стороны мировой кризис и экономическая нестабильность в Европе, а также многие другие факторы не исключают снижения потребности ЕС в продукции «Газпрома». И если это случится, то намного выгоднее будет оставить в эксплуатации Северный поток, который проходит напрямую от России к Германии, чем пускать газ через территорию других стран.

Хотя второй вариант, будем надеяться, всё-таки менее реалистичен: газ и нефть всегда нужны и поверить в снижение их потребления можно или с  повсеместным введением альтернативного топлива и сырья, что пока весьма фантастично, или с массовым отказом от автомобилей/промышленности — звучит, согласитесь, не менее сказочно.

Конечно, возможны альтернативные поставщики, но на данный момент ближайший перспективный путь попадания газо- и нефтепродуктов в Европу — это Южный поток. Его ориентировочные сроки запуска — 2015 год, тогда как Набукко — также существенный, а, главное, не принадлежащий России, газопровод — должен был начать транзит газа уже в 2014, но из-за ряда причин сроки сдвинулись к 2017 году. Конечно, газовый рынок из регионального превращается в глобальный, но неизвестно, сколько времени потребуется чтобы Европа хотя бы частично смогла отказаться от российского газа.

Вопрос об окупаемости газопровода тоже тревожит умы и финансовые активы: откуда будут браться средства для латания брешей в бюджетах сторон-инвесторов в проект? Мгновенно Северный поток не окупится, следовательно есть некоторая вероятность, что деньги будут стараться изыскать другим способом. Например убирая льготы соседним странам.

Но, помимо экономической составляющей, есть составляющая политическая. Нет гарантий, что в случае нового политического конфликта, теперь уже имея альтернативу Ямал-Европе, российская сторона не перекроет вентиль. Особенно если учесть, что в 2007 году факт начала строительства Северного потока уже вызвал разногласия между Кремлём и Президентом Беларуси Александром Лукашенко, который предлагал вместо подводного газопровода дополнить Ямал-Европу ещё одной нитью.

А если учесть, что транзит газа — весьма существенный пункт в экономике Беларуси, то становится ясно: новый рычаг давления на республику уже поставляет первые партии газопродуктов по дну Балтийского моря.

Северный и Южный потоки с двух сторон охватывают Европу, оставляя маленький островок Беларуси в самом центре. И если «ветки» потоков несколько «сжать»… «Виновны ль мы, коль хрустнет ваш скелет в тяжёлых нежных лапах наших?» (с)